Gorod.dp.ua » О городе » История города Пт, 14 декабря 2018  15:26
ИСТОРИЯ ГОРОДА  
»
Поиск в разделе: 
Укр   |  English

Жизнь и смерть городских названий


Красноповстанческая балка

ул. Чичерина и Макарова, Монастырь

Аптекарская балка

Верстовая миля. Октябрьская площадь

Площадь Шевченко

Екатерининский проспект

Екатерининский проспект

Екатериненский проспект

Екатерининский просп.

Екатерининский проспект. Между ул. Торговой (Ширшова) и Харьковской

Екатерининский проспект. Отели "Бристоль" и "Пальмира"

Екатерининский проспект

Топонимия старого Екатеринослава 

 

Что такое топоним и топонимия? Топоним – собственное имя любого географического объекта, в том числе урбанонимов – названий городских объектов. А топонимия – это совокупность топонимов. Топонимы, закономерности их возникновения, развития и функционирования изучает наука топонимика.
Больше двух сотен топонимов – названий улиц, площадей, слободок – насчитывалось в старом Екатеринославе перед революцией 1917 г. Сейчас остались только несколько десятков. Как появлялись городские имена и куда они исчезли – попробуем разобраться.

Самые древние имена.

Мы не знаем, имели ли какие-то особенные названия улочки казацкой слободы Половицы, под горой, на которой в 1787 г. Екатерина II основала Екатеринослав. На первых планах нового города, где показаны кварталы Половицы, никаких пояснений нет. Но в исторических документах сохранились несколько древних имен местности, появившихся задолго до основания Екатеринослава.

Прежде всего – это Монастырский остров. Легенда гласит, что еще в IX веке на этом острове в центре нынешнего Днепропетровска обосновались византийские монахи, построившие будто бы здесь монастырь. Никаких археологических подтверждений существования монастыря до сих пор не найдено. Но в 1635 г. путешествовавший по Украине французский военный инженер и архитектор Гильом Левассер де Боплан в своем «Описании Украины» (1651г.) записал: «когда-то здесь был монастырь... но теперь от него нет ни единых следов». Таким образом, топоним «Монастырский остров» фиксируется уже в XVII веке.

Следующими по древности являются названия балок. Раньше их называли «байрак» или «буерак». На территории будущего Екатеринослава еще в документах Коша Новой Запорожской Сечи (XVIII в.) упоминаются Долгий, Кленовый и Сухой байраки. Долгий – это нынешняя Красноповстанческая балка, Кленовый – Рыбальская, а Сухой – Аптекарская.

Названия улиц Екатеринослава «в проекте»

Трудно шел процесс формирования городских названий нового Екатеринослава. В конце XVIII в. сам город был еще «в проекте». На первом генеральном плане Екатеринослава Клода Геруа 1786 г. показана всего одна «Площадь» – возле главного собора (на линии нынешней Октябрьской). На генеральных планах Ивана Старова 1790 и 1792 гг. показаны уже несколько «проектных названий». Это «Главная площадь» (на месте нынешней Октябрьской), «Площадь» перед дворцом Потемкина (линия современной пл. Шевченко). Две улицы. «Окружная улица, усаженная деревьями» – это аллея, проходившая по всей кромке главного холма – линия современных улиц Дзержинского, Гоголя, и Мерефо – Херсонской железной дороги с востока. «Гульбище Средней улицы» – это огромный бульвар, шедший посредине холма в юго-западную сторону. В принципе, это линия современного проспекта Гагарина, хотя на плане Старова «Гульбище» соответствует улице Писаржевского, которая «дальше» не пошла.

«Гульбище» или «Прошпект»?

Расскажу о самой известной топонимической ошибке, касающейся ранней истории Екатеринослава. По плану Старова 1792г. от центра горы и как раз от «Гульбища Средней улицы» отходит к западу параллельно Днепру и спускается в низину длинная и широкая магистраль – «большая дорога». На плане города 1793 г. Леонтия Игнатьева эта улица названа «прошпект от Екатеринослава до Койдак». (Кайдаки Новые – вскорости стали предместьем города, но до них «дорога» так и не дошла). Вот как раз этот «прошпект» и превратился в современный проспект Карла Маркса. Почему-то (почему, сказать сложно!) почти во всех советских путеводителях пишется, что Старов назвал именно будущий проспект Карла Маркса «Гульбищем Средней улицы», хотя в действительности это совершенно разные объекты. План Старова 1792 г. висит в экспозиции исторического музея, зал № 3 – там можно увидеть первые контуры нашего города и его первые объекты.

Кто присваивал названия улицам и районам в Старом Екатеринославе?

В первой половине XIX в. Екатеринослав рос неспешно, как провинциальный, хотя и губернский город Юга Российской империи. Как и когда появлялись первые названия реальных, уже проложенных улиц и застраивавшихся районов в новом городе? Вот тут и начинаются сплошные вопросы и очень мало конкретных ответов. Источники очень скупы, если не сказать, вообще отсутствуют. Все сохранившиеся реальные планы Екатеринослава вплоть до 1880-х гг. не дают названий улиц и районов – только сетка кварталов и основные объекты (церкви и др.). Первый раз несколько десятков названий приведены на плане Екатеринослава 1885 г., составленном межевым инженером А.А. Пупырниковым. Этот факт породил утверждение, что до 1860 – 1880-х гг. улицы Екатеринослава не имели определенных названий. С этим можно поспорить. И вот почему.

Екатеринослав, основанный как Южная столица Империи, на протяжении очень долгого времени был «забыт» верховной властью. Поэтому процесс формирования городских названий Екатеринослава проходил, что называется, «снизу». Названия улицам и районам Екатеринослава давал сам народ. На сегодня нет ни одного документа, подтверждающего, что основная масса названий улиц Екатеринослава присвоена решением какого-то органа управления, даже Городской Думой. Возникавшие спонтанно городские имена сначала закреплялись в городском сознании, а уже потом фиксировались на городских планах.

В первые десятилетия существования Екатеринослава (1 пол. ХІХ в.) система городских топонимов только формировалась. Ситуация кардинально изменилась во второй половине ХІХ в., а именно – с 1860-х – 1870-х гг., с началом интенсивного промышленного развития Екатеринослава. В конце концов, свою прочную топонимическую систему Екатеринослав получил на границе ХІХ – ХХ вв., когда город занял территорию в три раза большую, чем в начале ХІХ в.

Поэзия и проза городских названий старого Екатеринослава.


Большинство названий улиц Екатеринослава в общем-то просты и отражают реалии жизни и быта формировавшегося города.

Одним из главных ориентиров были церкви и прочие религиозные сооружения – Александро-Невская (Калинина), Троицкая (Красная), Архиерейская (Дмитрия Донского), Воскресенская (верхняя часть ул. Ленина), Монастырская (Краснофлотская) улицы; Соборная (Октябрьская), Троицкая (Красная), Успенская (Демьяна Бедного) площади.

Не забывали горожане органы городского самоуправления и сооружения общественного назначения – улицы Управская (Исполкомовская), Больничная (Бородинская), Бассейная (Писаржевского), Гимназическая (Куйбышева), Гостинная (Гопнер), Казарменная (Фурманова), Полицейская (Шевченко), Острожная и Тюремная площади (застроены – на месте первой театр оперы и балета, на месте второй «обкомовский» парк), Жандармская балка (Красноповстанческая).

Сравнительно меньше, но в городской топонимии были представлены фамилии собственников домов и деятелей, имевших отношение к истории города. В честь Г.А. Потемкина была изначально названа улица, шедшая от проспекта к его дворцу (ныне Ворошилова). Имя Ивана Мартыновича Алексеенко – мецената – получила в 1913 г. улица Каретная (ныне Челюскина). Струковские переулок и улица (ныне Урицкого) названы так потому, что от Соборной площади вели к особняку одной из главных дворянских фамилий Екатеринославщины – Струковых на улице Новодворянской – сейчас детский садик возле «Башен» на улице Дзержинского. В 1899 г. Военная улица названа проспектом Пушкина – в честь 100-летия со дня рождения поэта и в память его пребывании в Екатеринославе.

Совсем немного улиц были названы фамилиями деятелей отечественной истории и культуры. В начале ХХ в. улица Волошская названа именем Гоголя, а улица Временная – Жуковского. А в 1911 г., когда в Киевском оперном театре был убит премьер-министр России Петр Столыпин – в его честь назвали улицу Меткую (сейчас Чернышевского).

Многие улицы назывались «просто» по названиям больших губернских городов и населенных пунктов соседних губерний, к которым вели дороги из Екатеринослава (ул. Елисаветградская (Юрия Савченко), Петербургская (Ленинградская). До наших дней сохранили свои названия Харьковская, Херсонская улицы. А вот улицы Севастопольская и Симферопольская получили свои названия так: первая от кладбища, связанного с событиями Севастопольской обороны 1854 – 1855 гг., а вторая – от расположенных казарм Симферопольского полка. От казарм Феодосийского полка получила название и улица Феодосийская

Из названий древних поселений – Кайдацкие улицы в Кайдаках (переименованы в советское время); сохранившиеся Мандрыковская улица и переулок.

Наряду с «поэзией», именами литераторов и намеками на элитарность района (Стародворянская – Плеханова и Новодворянская – Дзержинского) на появление названий влияли и особенности ландшафта. Улица Крутогорная в элитном районе – действительно очень крутой спуск от нынешней улицы Дзержинского до Литейной – перименована в ул. Рогалева. Улицей Болотной называлась улочка, проходившая в южной части Болотной площади (ныне улица Боброва). А сама Болотная площадь сейчас – это знаменитая Озерка. Есть еще Извилистая, Голубиная, Кладбищенская (Лазо).

Даны указами императоров: Екатерининский проспект, две площади и Фабровский бульвар

И все-таки были в жизни Екатеринослава исключения, когда верховная имперская власть «вспоминала» вдруг о городе, затерянном в приднепровских степях и стремилась показать свое «благоволение».

Как называлась главная магистраль Екатеринослава – нынешний проспект Карла Маркса? В литературе обычно пишется, что до середины XIX в. ее именовали Большой улицей. На самом деле название «большая улица» (с маленькой буквы) несколько раз упомянуто в газете «Екатеринославский юбилейный листок», издававшейся в 1887 г. Это не имя собственное, а эпитет к большой магистрали, которая еще не имела официального названия. Имеется в виду распространенный топонимический казус, когда новозастроенные улицы в российских городах долгое время не имели официальных названий, только неофициальные (бытующие). Через некоторое время официальные названия улиц закреплялись за ними соответствующим актом. Какое то время новое название «соревновалось» с бытующим, прижившимся, но понемногу вытесняло его. (Пример Днепропетровска: точно так же сейчас название «Нагорный рынок» с большим трудом, но все-таки вытесняет привычное «Лагерный»).

Первым официальным названием главной магистрали Екатеринослава стало «Екатерининский проспект». Осенью 2001 г. я работал в Российском историческом архиве в Санкт-Петербурге и в руки ко мне попал «План нагорной части города Екатеринослава», утвержденный императором Николаем I. На этом плане стоит подпись: «Быть по сему. Николай. Александрия, близ Петергофа. 9 июня 1834 года». И вот на этом плане главная магистраль впервые названа «Екатерининский проспект». На плане отмечены и две площади – «Дворянская» и «Преображенская или Соборная». Эти названия просуществовали до советского времени. Дворянская площадь – площадь имени Шевченко перед парком. Соборная («Преображенская» – не прижилось) – Октябрьская – центральная площадь главного городского холма. Только в 1834 г. власть впервые начала давать официальные названия объектам Екатеринослава.

Итак, за свою историю главная магистраль имела два официальных названия – «Екатерининский проспект» (1834 – 1923) и «Проспект Карла Маркса» (с 1923 г. до наших дней). Первое существовало 89 лет и ассоциируется с «Золотым веком» Екатеринослава как промышленного центра Юга России. Второе – на сегодня насчитывает 83 года. Если будет, наконец, дан ход делу возвращения исторических названий в Днепропетровске, то «Екатерининский проспект» заслуживает возвращения.

И еще один случай «высочайшего» наименования объекта в Екатеринославе. В 2001 г. в уже упоминавшемся архиве в Петербурге мне посчастливилось найти официальную информацию, как появилось название знаменитого бульвара на главном проспекте Екатеринослава – «Фабровский». Вот эта история. В 1872 г. Городская Дума Екатеринослава ходатайствовала в министерство внутренних дел России, а министр внутренних дел – самому императору. Суть прошения: «Попечением бывшаго в 1847-1857 гг. Начальника Екатеринославской губернии, покойнаго Тайнаго Советника Фабра, устроен бульвар, по Екатерининской улице, в г. Екатеринославе. Ныне Екатеринославская Городская Дума, образованная по Городовому положению 6-го Июня 1870 г., в изъявлении признательности города к Начальнику Губернии, ходатайствует о наименовании означенного бульвара «Фабровским». Император утвердил прошение екатеринославцев. На докладе министра имеется резолюция: «Высочайшее разрешение 22 дек. 1872». Это значит, что наш бульвар действительно назывался Фабровским вплоть до революции по разрешению императора Александра ІІ. (Подробнее – см. очерк в «Наше місто» от 18.06.2003 г.).

«Список Яворницкого»

В начале ХХ века стало очевидно, что названия улиц и районов стремительно развивавшегося Екатеринослава нужно упорядочивать. И Городская Дума Екатеринослава в сентябре 1904 г. создала особую комиссию «о наименовании некоторых улиц города историческими названиями из истории местного края» с задачей «наметить те улицы, которые в настоящее время необходимо переименовать, прежде всего во избежание путаницы в их наименованиях и проект доложить Думе». И вот 19 января 1906 г. на заседании Городской Думы огласили доклад с предложениями. Был представлен целый список из 124 новых наименований (всего в городе насчитывалось тогда 218 улиц, площадей, переулков и др.).

Интрига в том, что этот «список наименований улиц составлял профессор Д.И. Эварницкий», т.е. Дмитрий Яворницкий, 150-летие со дня рождения которого отметили в конце 2005 г. Суть предложений историка: привнести в топонимическую систему Екатеринослава украинский колорит. Особенностью «списка Яворницкого» было то, что центральные магистрали почти не затрагивались, он предлагал переименовать и упорядочить названия на окраинах, на склонах балок, в рабочих слободках и др. Например, Потемкинский переулок предлагали переименовать в Гайдамацкий (сейчас ул. Фучика), Упорную улицу в Кобзарскую (сейчас Глинки), Провиантскую в Куренную (Пастера), Жандармскую балку в Лелековскую (Красноповстанческая) и т.п. На карте города должны были появиться фамилии людей, много сделавших для края – губернаторов И. Синельникова и Ф. Келлера, промышленника и мецената А. Поля, «народного доктора» И. Лешко-Попеля, поэта Ивана Манжуры.

Большая часть предложенных переименований не была принята. Городская Дума решила дать названия «из истории местного края» только нескольким улицам. В частности, Новая улица была названа Глобинской – в честь основателя городских садов (сейчас проходит от просп. Гагарина до ул. Севастопольской). После смерти врача И.В.Лешко-Попеля его именем была названа новая улица (от Севастопольской в сторону нынешнего Южного вокзала). Улицей Поля назвали Потемкинский переулок (сейчас улица Фучика). Появились на карте города Куренная улица (позднее была переименована в Телевизионную), улица Атаманская (сейчас называется улицей Сирко). Список Яворницкого по большей части остался нереализованным. Пока Городская Дума в спешке после революции 1905 г. решала вопросы переименований, на горизонте уже маячила новая революция…

 

Топонимия довоенного Днепропетровска

 

 

В 1920 – 1930-е гг. стремительно переименовывались десятки улиц, площадей, заводов города на Днепре. Куда исчез целый пласт топонимов Екатеринослава? По каким принципам давали названия улицам, площадям, заводам в советском Днепропетровске? Кто удостаивался чести при жизни иметь «свою» улицу или площадь? Рассмотрим все по порядку.

Радикальные меры – эпидемия переименований. 1923 г.

Революция 1917 г. и последовавшая за ней гражданская война подвели черту под существованием Российской империи. Первые послереволюционные годы – от 1919 до середины 1920-х гг. – стали временем, когда упрочивалась на местах новая, большевистская власть. «Военный коммунизм», когда отменили деньги и господствовала продразверстка, сменился НЭПом. Новая экономическая политика была своеобразной передышкой, переходным этапом к «построению социалистического общества», когда временно снова начали действовать некоторые рыночные механизмы. Признали частную собственность, в обращение вошла стабильная валюта – конвертируемый червонец. Казалось, революционный маховик сбавил обороты.

Пока еще город на Днепре носил свое старое имя Екатеринослав, но революция в социально-экономической и политической сферах уже произвела кардинальные перемены и в символической системе города. Как раз в топонимии ярко проявилась «революционная последовательность» новой, советской, власти.

В гражданскую войну никому не было дела до переименований улиц. После относительной стабилизации эта часть городской жизни стала объектом более пристального внимания государства. Новая власть рассталась со старыми названиями улиц, площадей и районов так же быстро, как и со всеми «бывшими» классами, которые были либо репрессированы, либо успели выехать за границу.

8 августа 1923 г. газета «Звезда» (орган Екатеринославского губисполкома и губкома КП(б)У) поместила статью «Переименование улиц Екатеринослава». Это длинный список бывших названий улиц и новых, только что утвержденных советской властью. В 1923 г. заменили сразу несколько десятков названий улиц (всего больше 60-ти) во всех частях города. Список 1923 г. очень интересен – в нем проявились тенденции, на долгие годы определившие развитие городской топонимии.

Названия – жертвы борьбы с «религиозным дурманом»


Провозгласив курс на борьбу с религией, как «отживающим пережитком старого общества», новая власть быстрее всего стремилась расстаться с названиями, имевшими религиозный подтекст. Заменялись они быстрее остальных. Список 1923 г. убрал с карты города практически все названия, связанные с религиозными объектами – церквями, иконами, крестными ходами.

Соборная площадь, нагорный центр города, и отходящий от нее вниз переулок стали Октябрьскими. Сейчас площадь сохранила название, а переулок сменил имя только осенью 2005 г. – теперь это улица Дмитрия Яворницкого. Архиерейская улица и переулок – в восточной части главного холма – стали Советскими. Переулок Советский остался – возле гостиницы «Рассвет». А улицу Советскую назвали позже улицей Дмитрия Донского – она ведет от Октябрьской площади на подвесную канатную дорогу до Монастырского острова.

Внизу улицы Рабочей стоит Благовещенская (в народе Александро-Невская) церковь. Это одна из немногих церквей, оставшихся в городе после десятилетий антирелигиозной борьбы. Не повезло названиям улиц, связанным с этой церковью. В 1923 г. Александро-Невскую площадь и переулок, отходящий от нее в сторону Озерки, назвали не очень скромно – Калининскими. Михаил Иванович Калинин, «всероссийский староста», пережил многих других сталинских соратников и умер в 1946 г. Немного позже Калининским назвали и Александро-Невский спуск, проходящий рядом. Площадь потом застроили, а названия улицы и спуска сохранились.

Две большие магистрали центра – Казанскую и Первозвановскую – большевики также переименовали. Первая называлась так из-за Казанской иконы Божьей Матери, находившейся в приделе Троицкого собора, а вторая – по приделу Андрея Первозванного того же храма. Казанская улица стала улицей имени Карла Либкнехта – одного из главных действующих лиц Германской революции 1918 г., убитого политическими противниками. Первозвановская сменила имя на «Короленковская», в честь писателя Короленко. Улица Воскресенская, которая вела от Воскресенской церкви на городском кладбище (стадион «Металлург») к Проспекту, стала верхней частью объединенной улицы Ленинской.

И, наконец, меньше всего, если так можно выразиться, повезло Успенской площади в прибрежной части города. Ее тоже переименовали, но в честь личности довольно малозначительной и случайной, но тогда чрезвычайно «модной». Она стала площадью Демьяна Бедного, по имени пролетарского поэта Ефима Придворова, взявшего себе этот псевдоним.

Что такое «улица Красная площадь» и почему рынок называется «Верхне-Красный»?

Две церкви в нижней части старого города – Троицкая и Успенская – считались главными по красоте и убранству. А площади Троицкая и Успенская – главными площадями. Троицкая церковь сохранилась – сейчас кафедральный Троицкий собор. Пять ее зеленых куполов, и купол колокольни видны отовсюду в нижней части Днепропетровска, хотя в последнее время их теснят многоэтажки.

В 1923 г. Троицкую площадь и идущую от нее вверх улицу переименовали в «Красные». Улица осталась Красной и сейчас. Но вот площадь – она и есть, и в то же время ее нет! Дело в том, что раньше Троицкой площадью называли местность, где улица Троицкая выходила на Екатерининский проспект. Здесь все было заполнено торговыми рядами, лавками, лабазами. Днепропетровская Красная площадь дожила до войны; во время восстановления города было решено это место перепланировать, строения убрать и создать принципиально новый ансамбль площади Ленина. Путь улице Красной к проспекту Карла Маркса перекрыло массивное здание Министерства черной металлургии. Старая Троицкая – Красная площадь исчезла. А название «Красная площадь» сохранили за улицей, что проходит между улицами Карла Либкнехта и Короленко возле Троицкой церкви, по верхней кромке старой площади. Таким образом, это и площадь и улица одновременно. На советских указателях домов писали «улица Красная площадь». То же самое и в последних атласах Днепропетровска – «улица Красная Площадь».

Улица Троицкая издавна и начиналась, и заканчивалась «на базаре». Внизу улицы, возле Проспекта, шумел нижний базар – Троицкий; вверху, выше Базарной (Чкалова) улицы, в конце XIX века сформировался Верхний базар. В 1923 г. Троицкий базар – тот, что возле Проспекта, назвали «Нижний базар». Улицу и площадь Троицкие переименовали в Красные, а вот базару название «Красный базар» по понятным причинам давать не стали. Тем более странно, что чуть позже, когда слово «базар» официально заменили на более благозвучное «рынок», оба рынка назвали таки «Нижне-Красный» и «Верхне-Красный». И уже после войны, когда нижний рынок ликвидировали, остался только «Верхне-Красный рынок» – как своеобразный курьез. Еще более интересно, что, несмотря, на все усилия властей, рынок этот всегда называли и называют Троицким или Верхне-Троицким. Даже преемник зоорынка называется «Зоокомплекс «Троицкий». А на воротах рынка – по прежнему висит надпись «Верхне Красный».

Улицы имени живых и мертвых вождей


Внедрялась полным ходом практика присвоения названий в честь живущих людей. С 1923 г. большую часть центральных магистралей называли в честь вождей революции. В честь В.И. Ленина объединили сразу две улицы – Воскресенскую и Клубную – выше и ниже Проспекта, и назвали «Ленинской» улицей. Улицу Вознесенскую в нагорной части назвали Бухаринской, а Яковлевский сквер – сквером Раковского (сейчас территория вокруг оперного театра).

Совсем уж «повезло» товарищам Дзержинскому, Троцкому и Ворошилову. В их честь стали именоваться лучшие улицы «элитной» части главного холма. Улица «Ново-Дворянская» получила имя Дзержинская. Дворцовая площадь и улица – имени Троцкого (сейчас пл. Шевченко и ул. 8 Марта); а в честь Ворошилова назвали бывшую Потемкинскую улицу – ведущую ко дворцу «Светлейшего». Пройдет время, и еще одна улица рядом на холме – бывшая Гимназическая – будет названа именем партийного деятеля В. Куйбышева. Стоит отметить, что называли тогда улицы все больше именами прилагательными, например, Дзержинская; но были уже и «ул. Троцкого», т.е. в современном написании.

В названии целого ряда улиц увековечили память об умерших в разное время большевиках. Александровская улица получила название «Артемовская», в честь погибшего в 1921 г. партийного деятеля Федора Сергеева, носившего партийную кличку «Артем». Струковский переулок, названный в честь дворянской династии Струковых, сменил имя на переулок Урицкого. Моисей Урицкий – председатель Петроградской ЧК, убитый в 1918 г. в ответ на политику «красного террора». Не успели в 1913 г., в честь 300-летия династии Романовых, переименовать в Романовскую бывшую улицу Скаковую, как уже в 1923 г. ее переименовали в Свердловскую. Наконец, вспомнили о местных революционерах. В январе 1941 г. исполком горсовета решил почтить память екатеринославского революционера Ивана Бабушкина в связи с 35-летием его гибели. Имя Бабушкина получила улица 2-я Чечелевка, где он жил в конце 1890-х гг., и где до сих пор сохранился его дом (в советское время там был музей).

Берег левый, берег правый – власть одна


Часть городских названий заменили «просто» по прямой аналогии на советские: Гетманская – Красноармейская (позднее застроена), Офицерская – Милицейская (сейчас Медицинская), Управская – Исполкомская (скоро трансформировалась в Исполкомовскую). Казачья улица стала улицей Комсомольской. Не забыли и рабочие районы. В том же 1923 г. вернули названия всем девяти Чечелевкам (по названию слободы), а в бывшей Фабричной слободке улицы назвали просто – 1-я, 2-я, 3-я Фабрики. На левом берегу – та же картина. Поселок Султановку в 1921 г. переименовали в Клочко – в память о видном большевике, а в 1922 г. переименовали и ближайшую к городу Мануйловку – в Воронцовку – тоже в честь революционера.

Екатерининский проспект – центральная магистраль старого Екатеринослава – в 1923 г. получил имя немецкого философа и теоретика научного коммунизма – Карла Маркса. И только небольшую часть улиц большевики назвали именами деятелей культуры – но только тех, которые подходили под звание «революционных». Полицейская улица – Шевченковская, Иорданская – Коцюбинская, Столыпинская – Чернышевская, Старо-Дворянская – Плехановская, Первозвановская – Короленковская.

В том же 1923 г. Брянскую колонию – поселок возле Брянского завода – назвали именем товарища Петровского. Сам же завод – первенец металлургического строительства в Екатеринославе, где когда-то работал Петровский, стали именовать «Петровкой». Через три года в честь Петровского назовут и сам город на Днепре (см. очерк в нашей газете от 25.01.2006 г.). Так новый советский Днепропетровск стал жить с новой топонимией.

«По просьбам трудящихся города»

В советское время, с конца 1920-х гг., многие действия властей проходили с формулировкой «по просьбам трудящихся». Общественный энтузиазм действительно имел место, но партия хорошо умела направить его в нужное русло. Переименования происходили вместе с колебаниями «генеральной линии партии». Инициатива исходила, как правило, сверху, и меньше всего учитывался «местный интерес». В названиях улиц и площадей «по просьбам трудящихся» стали увековечивать выдающиеся события или фамилии людей, связанные с революционной борьбой, много сделавших для прихода советской власти.

Только довольно часто партийные деятели, потерявшие свой фавор, теперь уже «по просьбам трудящихся» теряли и свое имя в названии улицы. В 1929 г., после полного разгрома «троцкистской оппозиции», президиум горсовета переименовал площадь и улицу имени Троцкого в площадь им. Т.Г. Шевченко и улицу 8 Марта. Парк имени Хатаевича очень быстро получил свое название и столь же быстро потерял его, когда Мендель Хатаевич, лидер днепропетровской партийной организации был арестован и расстрелян (а парку вскоре дали имя Чкалова).

В 1930-е гг. продолжилась практика переименований «по просьбам трудящихся города». Показательна история бывшей Вознесенской улицы, которую в 1923 г. переименовали в Бухаринскую. Бухарина расстреляли в 1937 г., тогда же улицу назвали в честь его главного обвинителя на процессе, прокурора Андрея Януарьевича Вышинского. И только во времена хрущевской «оттепели» этой улице дали название XXII Партсъезда.

И – немного другая история. Вечером 1 декабря 1934 г. в Смольном был убит лидер ленинградской партийной организации Сергей Миронович Киров. После убийства Киров был почти канонизирован сталинским режимом, соответственно, в его честь переименовывалось великое множество объектов на просторах Советского Союза. Уже на следующий день после смерти Кирова, 2 декабря 1934 г., появилось постановление президиума горсовета, где имя Кирова предоставлялось вагоноремонтному заводу, Центрально-Нагорному району города и улице Полтавской (с 2003 г. ул. Кирова называется ул. Олеся Гончара).

Писатели и герои – летчики и полярники


В 1930-х гг. список новых названий значительно расширился. Особой страницей стало переименование улиц города в честь героев того времени – челюскинцев и папанинцев. Это было время «большого скачка», индустриализации и коллективизации, и «полярных эпопей» по освоению Арктики. В 1934 г. большую известность получила операция по спасению экипажа экспедиции парохода «Челюскин», застрявшего в северных льдах. В 1934 г. улицу Гимнастическую возле «Озерки» назвали в честь руководителя экспедиции на пароходе «Челюскин» Отто Юльевича Шмидта. А улица Незаможная в самом центре стала называться «имени Челюскинцев» (сейчас – Челюскина).

Т.н. «папанинская эпопея» состоялась в 1937 – 1938 гг., когда работала первая научно-исследовательская станция «Северный полюс», руководил ею известный полярник Иван Папанин. В 1938 г. бывшей Торговой улице в самом центре, возле ЦУМа, дали имя “нашего отважного земляка-папанинца, депутата Верховного Совета СССР от трудящихся Днепропетровска – Петра Петровича Ширшова”. П.П. Ширшов – известный ученый – биолог, родившийся в нашем городе, на Чечелевке.

В 1937 г. в городе торжественно отметили 100-ю годовщину со дня смерти А.С. Пушкина. На страницах местной печати работники колхоза «Перемога», расположенного в селе Мандриковка, где в мае 1820 г. непродолжительное время жил поэт, попросили назвать селение его именем. Тогда Мандрыковку переименовали в поселок Пушкина. В октябре 1934 г. президиум горсовета переименовал улицу Широкую в ул. Горького. В июне 1936 г., в связи с кончиной пролетарского писателя Максима Горького, его имя “присвоено самой большой площади города чугуна и стали, расположенной возле парка им. Хатаевича” (сейчас безымянная площадь против оперного театра и театра Горького).

Ну, и последние предвоенные переименования – в 1939 г., когда Центральный парк культуры и отдыха (бывший им. Хатаевича) получил имя трагически погибшего выдающегося летчика Валерия Чкалова. А проходящую рядом улицу Садовую назвали улицей Серова честь летчика Анатолия Серова (1910 – 1938), Героя Советского Союза, погибшего в Испании. Старожилы не сразу приняли это имя улицы и очень долго продолжали называть ее Садовой.



Топонимические перипетии «кузницы кадров»

 

В пятидесятые – восьмидесятые годы ХХ века Днепропетровск стремительно увеличивался в размерах, присоединяя новые земли, поглощая старые окрестные поселки и застраивая целые жилые массивы. Бурные изменения коснулись и городской топонимической системы. Вводятся сотни новых названий улиц, площадей, парков, районов. Эпоха «построения развитого социализма» наложила отпечаток на весь процесс происхождения, присвоения и бытования названий в советском Днепропетровске, к тому же еще и «закрытом» для иностранцев.

Кто придумывал названия

История топонимов индустриального «закрытого» Днепропетровска, «кузницы кадров» для всего Советского Союза, как две капли воды повторяет особенности топонимии всей бывшей супердержавы. Названия всех городских объектов придумывало государство, а жесткая централизация в масштабах Союза привела к тому, что сотни названий похожи или повторяют аналогичные по всему Советскому Союзу. Главная черта днепропетровской топонимии послевоенной эпохи – ее «неоригинальность». В названиях – не только имена общесоюзных руководителей или отсылки на значимые с позиций коммунистической идеологии события отечественной истории. Общесоюзная география – от Балтики до Курил соседствует с фамилиями многих коммунистических вождей на разных континентах, которых поддерживал СССР. Герои Великой Отечественной войны и герои освоения космоса… Бурное развитие индустрии выразилось в наличии массы сложносоставных топонимов типа Высоковольтная, Баллистическая улицы.

Любые изменения в правящей верхушке страны, любые колебания официальной идеологии обязательно выражались в изменении городских названий. Процедура присвоения названия в послевоенную советскую эпоху в жизни Днепропетровска очень проста – почти все решал центр, на местах лишь принимали формальные решения. В протоколах заседаний горисполкома, содержащих решения по вопросам городских названий (хранятся в областном архиве), можно найти массу ссылок на разные решения центральных органов, вплоть до Верховного Совета СССР, об увековечивании кого-либо или чего-либо.

Практика переименований советской эпохи


Система централизованного планирования, начиная от экономики и заканчивая идеологией, в сфере топонимии привела к оригинальной практике «пакетных переименований». Довольно часто менялись названия сразу десятков, а то и сотен улиц. Никто не считался с устоявшимися традициями, с привычками местных жителей. Верх брали вопросы идеологические, или административная целесообразность – стремление избежать одинаковых или «неудобных» по каким-либо причинам названий.

Что же было переименовывать после войны? Ведь почти все улицы и предприятия Днепропетровска уже переименовала советская власть в 1920 – 1930-х гг. Да, но как раз в 1920-х гг. началось быстрое расширение города на обоих берегах Днепра, в результате чего Днепропетровск уже в 1960-х гг. стал в десять раз больше Екатеринослава. Застраивались жилые массивы – назывались новые улицы. Также обживались более древние окрестные поселки. Когда какой-либо населенный пункт входил в состав большого города, в этом случае «с целью упорядочивания названий» одним махом уничтожался весь пласт «коренных» топонимов – и те, что уже назывались «партийными именами», и просто с «нейтральными» названиями. На место нейтральных названий приходили, как правило, заидеологизированные, или чуждые духу местности.

Пожалуй, самыми судьбоносными в истории послевоенного города оказались решения горисполкома от 17 января 1952 г. «О переименовании улиц г. Днепропетровска» и от 25 декабря 1956 г. «Об упорядочении наименований улиц и номерации домов в городе». Они сохранились в областном архиве. Тогда «одним пакетом» были упорядочены сотни наименований (в решении 1956г. фигурируют 1449 объектов). Существующая топонимическая система Днепропетровска восходит к этим двум решениям 1950-х гг. Реформы топонимов такого масштаба в Днепропетровске больше не проводились, и, думаю, проводиться не будут.

Новые жилые массивы и их магистрали

В 1950 – 1980-х гг. возникает целая сеть новых жилых массивов, получивших оригинальные названия. Нужно отдать должное проектировщикам – далеко не все новые имена «отдают» идеологией. Тополь, Сокол, Красный Камень, Парус, Солнечный. Левобережный, Березинский. Особняками стоят Клочко (в честь революционера) и Фрунзенский (в честь полководца).

В 1975 г., к 30-летию Победы, получил название жилой массив, а вместе с ним, «в пакете» и все новые магистрали района – проспект Героев, набережная Победы, площади Вучетича и Маршала Жукова, переулок Штабной, улица Генерала Грушевого. С 1973 г. застраивался еще один крупнейший жилмассив – Тополь. Часть магистралей здесь тоже названа «в пакете» – в честь героев Великой Отечественной войны: улица Паникахи, переулок Джинчарадзе, улица Мукаша Салакунова.

«Два в одном»: официальные и неофициальные названия одного объекта


Централизованное присвоение названий городским объектам, без учета местного колорита и устоявшихся представлений, имело следствием раздвоение объекта в документах и в фольклоре. Наилучший тому пример – именование городских рынков. Днепропетровский рынок «Озерка» – один из крупнейших в стране, ведет свою родословную с 1885 г. Тогда Городская Дума Екатеринослава разрешила ставить первые лавки на Болотной площади, осушенной от вод стоявшего здесь озера – большой лужи. Воду спустили в Городской сад, где по соседству уже было озеро – теперь оно стало полноводнее. А рынок увеличивал территорию, количество продавцов и покупателей, и стал узловым торговым центром города на Днепре. Только название «Озерка» официально не употребляется уже много десятилетий. Вместо него – «Центральный колхозный рынок». После распада СССР – «Центральный рынок». Нет смысла повторять, что горожане называют «Озерку» только «Озеркой».

Та же самая история и с рынком «Лагерный». Официально рынок – «Нагорный». Когда-то это была часть Лагерной площади, потом, в 1950 – 1960-х гг. обустроили территорию, построили корпус крытого рынка. Довольно странное название происходит «всего лишь» от артиллерийских лагерей – в этой части нагорного района в начале ХХ века квартировали воинские части. Название рынка «Лагерный» (а района в просторечии «Лагерка») – оказалось очень стойким; его уже много десятилетий не может вытеснить название «Нагорный».

Кто такой Хулиан Гримау?

В эпоху, когда усиленно работал советский топонимический конвейер по присвоению новых названий, возникали случаи, которые с определенной натяжкой можно назвать курьезными. Есть улицы, вроде бы названные именами людей, имевших заслуги перед «коммунистическим и рабочим движением» (сегодня к этому можно относиться по-разному), но так случилось (ничего не поделаешь!), что названия эти звучат с эстетической точки зрения довольно необычно. Тем не менее, они появились и существуют на городской карте.

В западной части Днепропетровска, неподалеку от проспекта Петровского, есть улица Хулиана Гримау. В «Советском энциклопедическом словаре» мне удалось найти короткую справку об этом человеке. Хулиан Гримау Гарсия (1911 – 1963) – был одним из лидеров коммунистической партии Испании, в том числе участником кровавой гражданской войны 1936 – 1939 гг., закончившейся установлением фашистской диктатуры генерала Франсиско Франко. В 1936 г. он вступил в компартию, а с 1954 г. стал членом ее центрального комитета. Дальше в словаре коротко – «казнен». Вероятно, фашистским режимом за свою деятельность. Сегодня немногие жители улицы знают, в честь кого она названа. Зато довольно часто люди просят указать дорогу к «улице с неприличным названием».

«Юбилейные» названия


А сколько названий улиц, площадей, организаций дано в честь разных юбилеев? Тоже довольно странная традиция – увековечивать не само событие, а его юбилей, как бы для «повторения пройденного». В советскую эпоху «пригодными» для такого увековечивания были юбилеи партийных и комсомольских организаций, выдающихся событий жизни советского государства. Даже если сейчас заглянуть в последний выпуск атласа «Днепропетровск. С каждым домом» (2004) с перечнем всех городских улиц, переулков и площадей, то мы найдем улицы 20-летия Победы и 60-летия Октября (жилмассив Приднепровск), улицу и переулок 40 лет Комсомола (поселок Мирный). Улица 55-летия ВЛКСМ находится прямо возле Тихвинского женского монастыря (верх улицы Чичерина). Монастырь в советское время не функционировал, а теперь, когда его вновь открыли, получилось оригинальное топонимическое соседство. И, наконец, площадь 60-летия СССР. Берусь утверждать, что большинство горожан очень удивятся, узнав, что так официально назывался с 1982 по 2003 г. всем известный «круг» на Подстанции. Никогда не доводилось мне слышать, чтобы кто-то употреблял такое название в повседневной жизни, например, объявляя очередную остановку в маршрутном такси. Тем не менее, на всех картах и атласах «площадь имени 60-летия СССР» отмечалась постоянно, пока в 2003 г. «круг» на Подстанции официально не назвали «Космической» площадью с установкой довольно странного монумента. Интрига продолжается – власть опять сама все решила за горожан. Вряд ли кто-нибудь сейчас догадывается уже об этом очередном названии площади. Как была «Подстанция» для днепропетровцев, так и остается.

Названия ВУЗов «имени кого-то или чего-то»

Пожалуй, самое «жестокое» воплощение «юбилейная лихорадка» нашла в советском названии ДГУ – «Днепропетровский государственный университет имени 300-летия воссоединения Украины с Россией». Это имя ВУЗ получил в 1954 г. В середине 1990-х гг., когда автор этой статьи учился на историческом факультете ДГУ, еще встречались круглые университетские печати с тремя рядами текста с таким названием организации – как на царских дореволюционных печатях с перечислением титулов. Примечательно, что после развала СССР это название никто официально не отменял – оно как-то исчезло само собой, растворилось в круговороте новой рыночной эпохи. И когда 11 сентября 2000 г. Президент Кучма своим указом присвоил университету статус национального, в тексте документа последний раз присутствовало только «Днепропетровский государственный университет».

Все большие организации советского времени, особенно учебные заведения, должны были именоваться в чью-то честь. Днепропетровский металлургический институт назывался «имени Сталина», чуть позже «имени Брежнева» (сейчас Национальная металлургическая академия). Горный институт – сначала «имени товарища Артема», а потом «просто» имени Артема. Странная вещь – на фотографиях главного корпуса 1930-х гг. на фронтоне есть название «т. Артема», а после войны осталось только «Артема» без буквы «т.». Федор Сергеев (партийная кличка «Артем») – был одним из видных большевиков, лидером Донецко-Криворожской республики 1918 г., и погиб при странных обстоятельствах в 1921 г.

Судьба бывает обманчива. Даже для партийных вождей

Конечно, безусловным «хитом» советской эпохи были фамилии партийных вождей – Кирова, например. В Днепропетровске имя Кирова носили улица (теперь – Олеся Гончара), проспект, парк на левом берегу, район города и вагоностроительный завод. Имя Ленина – улица, набережная, парк в Кайдаках, трубопрокатный завод и другой район города. Почти то же самое – в честь Калинина – проспект, парк, вместо набережной и района – институт инженеров транспорта (ДИИТ). Имя Григория Петровского – весь город, старейший металлургический завод, площадь, улица и проспект. Но это почести для тех вождей, которые никогда не сходили с партийного Олимпа.

Сейчас это кажется почти анахронизмом, но и до Великой Отечественной войны, и в послевоенные 1950 – 1960-е гг. все перипетии судьбы того или иного деятеля на партийно-государственном Олимпе повторялись и в судьбах названий улиц. Характерен один эпизод «послесталинской эпохи». В 1953 г. умер Иосиф Сталин, и к руководству страной пришла группировка, которую возглавил Никита Хрущев. Когда в 1956 г. Хрущев осудил «культ личности Сталина», новые старые вожди оказались по разные стороны баррикад. В 1957 г. Хрущева попыталась сместить оппозиция – «Молотов, Маленков, Каганович и примкнувший к ним Шепилов», однако безуспешно. Один бывший сталинский соратник – Хрущев – отправил в отставку и лишил почестей других сталинских соратников. А одной из почестей в эпоху Сталина было присутствие фамилии в названиях улиц и городов. И вот в Днепропетровске (как и в десятках других городов СССР) на свет молниеносно появляется «решение № 978 исполкома горсовета депутатов трудящихся от 7 августа 1957 г. «О переименовании ряда улиц г. Днепропетровска». А переименовали то всего три улицы – Маленкова в Мартовскую, Молотова в Минина и Кагановича в Кропивницкого. «Повезло» в одном только Шепилову – эта фигура только начинала набирать достаточный политический вес, и в его честь улицы еще не называли. Потому после опалы Шепилова и «снимать» его фамилию было не с чего.

Свидетельства «заметания следов» послесталинской эпохи можно найти и в эпизоде с бывшей улицей Вознесенской. В 1923 г. ее переименовали в Бухаринскую. После расстрела Бухарина в 1937 г. улицу сразу же назвали в честь его главного обвинителя на процессе, сталинского прокурора Андрея Януарьевича Вышинского. Когда пришла хрущевская «оттепель», и славить Вышинского стало как-то неудобно, улице быстро подобрали «удобное» название, однако «в границах разумного», и назвали ее улицей только что прошедшего XXII Партсъезда (1961). Прошло много времени, уже и о партсъездах стали забывать, но название этой улицы сохранилось и сейчас.

Восьмидесятые годы ХХ века: «Лебединая песнь» советской топонимии

В начале восьмидесятых годов эпоха «застоя», а одновременно и стабильного существования СССР, подходила к концу. Днепропетровск в целом сформировался как мегаполис и обрел свои нынешние очертания. Топонимическая система города также стала вполне стабильной, и никаких особых изменений не предвиделось. Тем не менее, последняя «волна» переименований была. Не такая сильная, но все же. В 1980 г. переименовали улицу Полигонную в честь умершего министра Петра Погребняка. В ноябре 1982 г. умер генсек Леонид Брежнев. В городе, получившем славу «кузницы кадров» именно при Брежневе, не скупились: назвали металлургический институт и площадь на проспекте Карла Маркса между театром Горького и оперным театром. Впрочем, уже через несколько лет, когда объявили «перестройку», имена Брежнева с этих объектов как-то потихоньку исчезли.

В 1985 г. скоропостижно скончался один из «зубров» украинской политики эпохи застоя, Алексей Ватченко, работавший первым секретарем Днепропетровского обкома, а после этого бывший номинальным руководителем Советской Украины – председателем ее Верховного Совета. В честь Ватченко быстро переименовали улицу Калиновую на левом берегу. Но… Вдруг начались протесты, жители начали писать петиции с требованием вернуть полюбившееся название. Десятилетиями подобная практика внедрялась без проблем, здесь же система дала сбой. Старая власть пыталась сделать косметический ремонт, в том числе и в названиях улиц. В 1989 г. с карты города убрали имена Жданова и Мехлиса (сталинских соратников) как причастных к репрессиям, которые только что осудили официально. Хотели убрать и фамилию Ворошилова, но руки не дошли. На горизонте вовсю маячили будущие перемены… В 1991 г. история советской топонимии Днепропетровска официально закончилась.

***

Справочник «Улицы, переулки и площади Днепропетровска», изданный в 1983 г., содержит 1957 названий городских объектов. Впечатляющий результат развития топонимической системы города на Днепре – от чуть больше двух сотен названий в старом Екатеринославе перед революцией 1917г. до двух тысяч названий перед распадом СССР в 1991 г.

А что же было дальше?

В следующей статье – рассказ о том, что происходило в этой сфере жизни Днепропетровска за последние пятнадцать лет и попытка заглянуть в ближайшее будущее.

Максим Кавун


Предоставлено: Недвижимость в движении


Текстовая версия сайта Версия для iPhone Версия для Android Gorod.dp.ua на Facebook 34-й телеканал ТРК Украина Газета Сегодня
copyright © gorod.dp.ua, ЧАО Сегодня Мультимедиа, ТРК Украина
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с разрешения владельца.

О проекте :: Реклама на сайте