ІСТОРІЯ МІСТА

Тюремная площадь

Все то, что планировалось разместить на этой площади и что на ней таки разместили, делает ее похожей на небольшой и вполне полно­ценный город. Здесь действительно было все: особняки, жилые дома, учебные заведения, стадионы, парки, тюрьмы, пожарная часть, учреждения, магазины, храмы, больницы. Правда, существо­вало все это в разное время.

Часть I. Освоение пустыни

Слобода Половица достигла уже обширной и пустынной равнины на третьей пойменной террасе Днепра. Но только достигла, отметив верхнюю кромку террасы межевыми знаками по границе зимовника Лазаря Глобы. Собственно, терраса половичан не сильно интересовала. Места для поселения пока хватало и у ее подножия. Есть лишь более чем сомнительные упоминания о Черевковом хуторе (зимовнике), располагавшемся в устье балки, где-то в районе перекрестка современных улиц Ульяновской и Войцеховича. Из этих же упоминаний ясно, что к слободе он не имел никакого отношения и был вполне самостоятельным поселением. В связи со строительством Екатеринослава эти земли стали называть городским выгоном. Здесь прошла новая дорога, связавшая губернский центр с Елизаветградом и верхней ветвью Санкт-Петербургского почтового тракта. Границы сада, который с 1793 г. принадлежал Екатеринославской казенной суконной фабрике, остались без изменений. Собственно, город к концу 1790-х гг. уже продвинулся к современной улице Серова, создав последний из кварталов XVIII в., который, кстати, не обозначен ни на одном из проектных планов той эпохи. А в 1798 г. городская дума озвучила и проект устройства торговли сеном и дегтем «при въезде в город дорогою, мимо дома коллежского асессора Андриевского лежащею». Правда, дальше устного предложения дело не пошло, указанная торговля была в итоге налажена в другом районе, а у нас сегодня нет даже четкой уверенности, тот ли это дом Андриевского, который с конца XIX в. фиксируется на городских картах у перекрестка Садовой и Казачьей улиц.

Прошло несколько лет и район вновь привлек внимание властей. В доработанном по предложению губернатора П. фон Берга плане города, утвержденном 20 марта 1806 г., именно на третьей террасе предлагается создать основной жилой район Екатеринослава. В новом проекте участок у существующих городских кварталов и Казенного сада впервые обозначен как площадь. Причем уже изначально для нее была отведена грандиозная территория между современными улицами Серова, Комсомольской, Юрия Савченко и проспектом Пушкина. Самая крупная из городских площадей уже на плане получила название «Торговая». Здесь должны были быть выстроены крупный храм и три корпуса торговых рядов. Подобную грандиозность сейчас склонны объяснять тем, что площадь предполагалось сделать главной площадью города. Следующим по времени планом Екатеринослава, который был разработан В. Гесте и утвержден в 1817г., площадь полностью сохраняется с присвоением ей названия «Торговая». Более того, предлагается более четкое и торжественное оформление границ площади и сада в виде гигантской пологой дуги. Это разработанное в Петербурге и прекрасно выглядевшее на плане решение было мало увязано и с рельефом, и с уже существующими кварталами (предложенная граница не соответствовала направлению террасы, а с улицей Серова пересекалась у дома №12). На протяжении последующих десятилетий эти недостатки проекта оставались незамеченными, так как никаких работ по созданию площади начато не было. Дома располагались только в старом квартале, созданном по плану 1792 г. (на современной улице Серова). А с 1830-х гг. скромными частными домиками, расположенными на значительном расстоянии друг от друга, начал застраиваться и один из южных кварталов будущей площади (между современными Херсонской улицей и проспектом Кирова).

Параллельно с неспешным частным строительством проходил, похоже, и процесс переосмысления назначения площади. Во всяком случае первым общественным зданием, построенным на городском выгоне в 1841-1843 гг., стал Тюремный замок. Проектная история этого сооружения довольно интересна. Проект Тюремного замка для Екатеринослава был выполнен еще в 1810-х гг. на основе типового проекта, разработанного Адрианом Захаровым. В 1817 г. он был передан в качестве образца харьковскому губернатору Муратову. В Харькове сохранились сведения, что проект, возможно, был выполнен известным московским архитектором Осипом Бове.

В 1823-1826 гг. обсуждался вопрос строительства Тюремного замка и в Екатеринославе, но средств на него не нашлось. В 1830-х гг. проект замка был переработан помощником губернского архитектора О. Закржевским в сторону упрощения, Именно по этому проекту, доработанному М. П. Львовым, замок и был построен. Он был рассчитан на 200 сидельцев, имел небольшую больницу и домовую церковь во имя Богоматери Всех Скорбящих Радости. Кроме того, при замке был выстроен отдельный дом смотрителя с садом и огородом, который располагался между замком и современным проспектом Пушкина. В 1847-1848 гг. на площади, со стороны города (улицы Серова), строится еще один казенный комплекс — Исправительное арестантское отделение, автором которого также был М.П. Львов.

В связи со строительством этих двух объектов, давших площади ее первое название, о реализации первоначальных планов ее использования уже не могло быть и речи. Тем не менее, застройка частных кварталов в южной части площади продолжалась достаточно быстрыми для своего времени темпами. На начало 1850-х гг. все усадьбы на участке между Херсонской и Гимнастической улицами были уже застроены. А за Гимнастической вырос комплекс зданий военного ведомства — с конюшнями и манежем артиллерийской бригады (территория облвоенкомата).

В 1860-е гг. начинает застраиваться и северная граница площади. Дело в том, что после ликвидации в 1858 г. училища садоводства в Петербурге решили продать часть территории казенного сада. 30 марта 1859 г. было дано Высочайшее повеление, разрешившее эту продажу. Уже на следующий день соответствующее предписание было направлено управляю­щему Екатеринославской палатой госимуществ. Провинция приняла предписание к выполнению, но, как всегда, не слишком торопилась. Первые участки сада были прода­ны только 8 июля I860 г., а торги по «второй партии» состоялись 27 марта 1862 г. Они прошли без осо­бого ажиотажа, и по итогам вторых торгов в одних руках оказалось по несколько земельных участков верхней части сада. В ходе под­готовки к торгам местная Казен­ная палата избавилась от лишних сложностей, спрямив границу между площадью и садом. Но даже так ликвидировать все недостатки первоначального проекта не уда­лось. На участки нарезалась только земля Технического сада. В город­ском саду домовладения появились только со стороны Садовой улицы, так как полоса земли между площадью и террасой оказалась слишком узкой — непригодной для строительства, и ее оставили в составе территории сада.

Застройка района в этот период была более чем хаотичной. Здесь тесно соседствовали скромные мазанки, построенные на небольших участках (до 2006 г. одна из них еще стояла по улице Серова, 19), значительные усадебные комплексы с большими садами (по Комсомольской, 78 еще стоят особняк и флигель бывшей усадьбы М.И. Авдеевой), а также предприятия, например, второй в городе литейный завод торгового дома «Ульман и Ко» на углу площади и Садовой улицы, Каменными частными домами площадь начала обрастать только в 1880-х гг. Характер площади этой эпохи отчасти можно представить.

С конца 1880-х гг. площадь вновь привлекает внимание властей — как место, удобное для размещения общественных зданий. В 1888 г. Комиссия по строительству Реального училища предлагает построить в верхней части Городского сада комплекс училища. Городская дума отклонила это предложение по причине того, что, хотя участок и находится в географическом центре города, в прилегающем к нему районе почти отсутствует средний класс, для детей которого предназна­чено училище. Исходя из соста­ва населения 1890 года, уже сама дума предложила эту часть сада отдать под строительство низше­го технического и ремесленного училищ, а в дальнейшем под раз­мещение еще нескольких учебных заведений (в том числе и Высшего горного училища). Но каждый раз этот участок признавался непри­годным из-за своей малой глу­бины. Единственным объектом, созданным здесь, стал Городской древесный питомник.

Глобальные изменения харак­тера площади начались в 1890-х гг. с ее западной части. В 1890 г. у Тюремного замка на месте бывшей городской казармы было предложено выстроить 2-ю пожар­ную часть. Проект здания был утвержден на заседании городской думы 19 сентября 1890 г. Автором -комплекса, состоящего из пожар­ной и полицейской частей, был городской архитектор Фердинанд Августович Гаген. На строитель­ство комплекса, оконченное в 1892 г., было выделено 25 000 рублей из ссуды, предоставленной МВД, а еще 10 000 рублей — из городского бюджета.

Первоначально здесь разместились 2-я пожарная и 2-я полицейская части г. Екатеринослава. Но уже через несколько лет, при реформировании административного устройства города, 2-я полицейская часть была перемещена, а ее помещения на Тюремной площади были переданы вновь созданной 4-й части. Соседство 4-й полицейской части с Тюремным замком сделало ее самой известной полицейской частью города. Из-за незначительных и явно несоответствующих бурным временам размерам тюрьмы полицейскую часть время от времени использовали в качестве ее филиала. Именно поэтому в 1902 г. здесь оказался известнейший революционер Иван Васильевич Бабушкин. При помощи Екатеринославского искровского комитета РСДРП в ночь на 29 июля 1902 г. И.В. Бабушкин, прихватив товарища по камере — студента Горовица, бежал из заключения. А 4 сентября 1909 г. во дворе полицейской части была осуществлена казнь руководителей Горловского восстания декабря 1905. Всего было повешено 8 человек. Позднее, уже в 1910-х гг., полицейскую часть все же отселили, передав весь комплекс пожарным.

Пожарная часть была первым зданием новой эпохи, построенным на площади. Вслед за ней в квартале рядом с тюрьмой строится еще ряд казенных и общественных зданий: Земский арестный дом — 1895—96 гг. (Комсомольская, 71), ночлежный дом Благотворительного общества — сер. 1890-х гг. (стоял по Комсомольской, 73), городской родильный приют — сер. 1890-х гг. (ул. Шмидта, 13), казарма Резервного батальона —сер. 1890-х гг. (ул. Шмидта, 15) и комплекс Казенного винного склада — 1896-97 гг. (ул. Шмидта, 17).

Уже в начале 1900-х на углу ул. Гимнастической и пр. Пушкина был выстроен новый городской казарменный комплекс для Резервного батальона. В 1905 г. он был передан 210-му резервному Перекопскому пехотному полку, а после его реформирования в 1911 г. здесь разместилось управление уездного воинского начальника (пр. Пушкина, 59 – ул. Шмидта,16). Одновременно с этим строительством проводятся работы по зозданию нового удобного спуска с площади к Озерному базару через Гимнастическую (Шмидта) улицу. Летом 1894 г. напротив пожарной части Товариществом велосипедистов-аматоров был открыт циклодром. он представлял собой обширную огороженную площадку с круговой дорожкой и несколькими простыми трибунами (длинными лавками, вкопанными в землю), каждое лето здесь проводилось по несколько велосипедных гонок на дистанции от 1 до 5 верст. Надо заметить, что хотя среди первых велосипедистов города было немало влиятельных людей, дальнейшего развития этот вид спорта не получил, и уже в начале 1900-х г.г. первый стадион города тихо «умер».

Не менее бурно идет и частное строительство вокруг площади. Крупные усадьбы уходят в прошлое, разделяясь на более мелкие домовладения. Наиболее значительные комплексы доходных домов с квартирами различного класса вырастают по проспекту Пушкина. Крупнейшим был дом Зап-Станкевича с тремя двухэтажными и одним трехэтажным корпусами (№33). Соседние дома, хотя и уступали ему в размерах, тем не менее, имели по 2-3 двухэтажных корпуса, что по тем временам было совсем не мало. В той части площади, которая именовалась «продолжением Казачьей улицы», строились не столь крупные, но гораздо более богатые дома с дорогими квартирами. Здесь было выстроено и несколько особняков, из которых до наших дней сохранился только построенный по проекту И. П. Горленского особняк И. Я. Эзау (№66). По линии Садовой улицы, проходившей перед главным фасадом Арестантских рот, особой строительной активности в это время не наблюдалось. Из действительно крупных домов здесь был выстроен только дом землемера Лесевича (№ 17).

В декабре 1898 г. по заказу городских властей был выполнен очередной проект корректировки площади, по которому перекресток площади и Садовой улицы смещался на 30 м. к югу — к пересечению с Казачьей улицей. Первоначально этот проект был реализован только на участке городского питомника. Изменение его границ позволило городской думе передать часть питомника под строительство здания 1-го коммерческого училища Екатеринославского купеческого общества.

Уже 19 апреля 1901 г. подрядчик X. И. Розенберг начал строительство временного учебного корпуса по проекту Д. С. Скоробогатова. Одноэтажное деревянное, обложенное кирпичом здание было построено к 20 августа, а 17 сентября в нем уже начались заня­тия. Из-за неожиданно большого количества учащихся (201 посту­пивший только в 1901 г.) в 1902-1904 гг. здание существенно расши­ряется. Благодаря своему директору Антону Синявскому училище ста­новится не только значительным учебным заведением, но и серьез­ным культурным центром города. Кроме училища, здесь находились: канцелярия Научного общества (1901-1905), музей им. А. Н. Поля (1902-1905) и губернская ученая архивная комиссия (1903-1905).

Уже-в 1904 г. по прошению дирекции коммерческого училища городская дума выделя­ет ему новый земельный участок непосредственно на площади — по линии Полевой улицы. Строи­тельство нового трехэтажного учебного корпуса по проекту Д. С. Скоробогатова было осу­ществлено в невероятно корот­кие сроки. Уже 9 сентября 1905 г. училище полностью переехало в новый учебный корпус. Старый участок был возвращен в город­скую собственность вместе со зда­нием, выкупленным городом за 20 000 руб. В дальнейшем в старом училищном корпусе разместились три городских начальных жен­ских училища: 1-е им. Рындовской, 5-е им. Жуковского и 11-е.

Коммерческое училище в 1907-19Ю гг. было расширено при­стройкой домовой церкви во имя Софии Премудрости Божьей и ее дочерей Веры, Надежды и Любви. А с 1913 г. оно носило имя импе­ратора Николая II.

Вторым по времени возник­новения крупным учебным заведением, появившимся на пло­щади, стало 2-е городское реаль­ное училище. Открытое в октябре 1902 г. и получившее после рож­дения наследника престола имя Алексеевского, оно размещалось в специально выстроенном на пло­щади деревянном здании. В 1905-1907 гг. по проекту Д. С. Скоробога­това по линии пр. Пушкина строит­ся новый капитальный корпус учи­лища, а старое здание передается городскому 6-классному училищу. А в 1908-1909 гг. на территории закрытого циклодрома строится корпус 2-й городской женской гимназии. В это же время между 2-м реальным училищем и Елиза-ветградской улицей создается пло­щадка гимнастического общества «Сокол», которая предназначалась прежде всего для обслуживания комплекса учебных заведений.

Формирующийся комплекс городских учебных заве­дений дополнялся тремя город­скими начальными училищами, размещенными в бывших казар­мах Резервного батальона по ул. Гимнастической, 2 (10-е жен­ское) и ул. Гимнастической, 15 (2-е и 3-е мужские), и почти десятком частных начальных учи­лищ. Возникло на площади и част­ное среднее учебное заведение — женское коммерческое училище А. Г. Свида, для которого был выстроен специальный учебный корпус по ул. Казачьей, 78.

В 1910 г. городская дума выделяет на площади уча­сток под строительство здания 2-й городской мужской гимназии. Однако реализация этого проек­та натолкнулась на неожиданное препятствие. Командование арест­ного отделения при поддержке тюремного ведомства заявило свои права на всю часть площади между Садовой и Полевой улицами. Конфликт не удалось решить на мест­ном уровне. Продолжительные переговоры с МВД завершились только в 19 И г. полной капитуля­цией городских властей. В обмен на участки Тюремного замка и арестного отделения город обя­зался бесплатно выделить участок для размещения новой тюрьмы и 200 000 руб. для ее строительства. Хотя строительство нового тюрем­ного комплекса началось уже в 1914 г., из-за начавшейся войны до 1917 г. оно так и не было окончено.

Появление на площади круп­ного комплекса учебных заведений серьезно изменило ее характер. Были созданы новые про­езды, появились бульвары. В 1906 г. по пр. Пушкина и Гимнастической улице прошли линии городского трамвая, а в 1910-1913 гг. обсуж­дался проект строительства трам­вайной линии по ул. Садовой. В 1907 г. городские власти разраба­тывают проект застройки Техни­ческого сада, которым предусма­тривается прокладка улицы между проспектом и ул. Елизаветградской. В 1909 г. напротив коммерческого училища открывается памятник Н. В. Гоголю. В планах городских властей площади уже нет, а есть городские кварталы, застроенные крупными общественными здани­ями. Именно поэтому в 1910-х гг., немного опережая события, про­водятся изменения адресации, и адреса по Тюремной (Острожной) площади перестают существовать. Некие веяния радужного буду­щего чувствуют и частные лица. Скромные дома вокруг площади более не строятся. Богатый особ­няк архитектора Дитриха Тиссена (с 1913 г. клиника доктора А. Г. Гербильского) по ул. Садовой, 16; не менее богатый дом И. Вульфа, в котором особняк органично сочетался с доходным домом, по ул. Казачьей, 50; элегантно отделанный дом Евсеева-Евтюкова по ул. Садовой, 21; не менее элегантный дом пр. Пушкина, 43; корпус музыкальной школы на участке Стронгина по пр. Пушкина, 29; несохранившееся здание санатория для нервных больных доктора Альтшуллера по пр. Пушкина, 31; громадные комплексы дома Андриевских по ул. Садовой, 15, а также дома «Первого екатеринославского домостроительного общества» по ул. Казачьей, 74 - все это было выстроено буквально за несколько лет, с 1909 по 1913 г.г.

Мировая война началась для площади с крупных беспорядков. В управлении уездного воинского начальника революционно настроенные агитаторы своими антивоенными речами вызвали несколько бунтов. Более масштабными были штурмы Казенного винного склада, вызванные слухами, что в связи с принятием «сухого закона» запасы спирта будут бесплатно розданы населению. Все это завершилось к сентябрю 1914 г. А уже к концу того же года площадь была в значительной степени милитари­зирована. Здесь открылись четыре крупных госпиталя: 1-й Земского союза (2-я женская гимназия), 9-й Земского союза (Казенный винный склад), 150-й сводный военный (коммерческое училище), 156-й сводный военный (2-е реальное училище). Кроме того, небольшие лазареты для выздоравливающих были открыты семьей Андриевских и доктором Альтшуллером.

Тогда, в 1914 г., считалось, что война не продлится долго, что она закончится полной победой и наступлением благословенных и давно ожидаемых перемен к лучшему.

Часть II. Социалистическая реконструкция

Революция и гражданская война серьезно сказались на застройке площади. По приказу Нестора Махно осенью 1919 г. были взорваны Арестантские роты и Тюремный замок. Прекратили свое существование большинство учебных заведений. Дома несколько обветшали, да и состав их жильцов изрядно изменился.

Не менее серьезно потрясе­ния эпохи отразились и на местной топонимике. Уже в пер­вые годы советской власти улица Казачья была переименована в I Комсомольскую (в доме №48 нахо­дился первый губком комсомола), Полевая стала ул. МОПРа — меж­дународной организации помо­рщи рабочим, Елизаветградская превратилась в Кооперативную, но уже вскоре получила имя 30-й Иркутской дивизии. От названия улицы Комсомольской получила свое имя и площадь, под которой теперь понимался только участок с руинами Арестантских рот (прав­да, название это не прижилось, оно употреблялось довольно редко я недолго).

До середины 1920-х гг. жизнь I площади отчасти сохраняла инерцию предреволюционной эпохи. В сентябре 1921 г. на стадионе «Сокол», официально называемом спортплощадкой городского совета физкультуры, провели первую губернскую красную олимпиаду. Местом значительных спортивных мероприятий стадион оставался и дальнейшем. В дневнике Андрея Федоровича Стародубова, учившегося во 2-й опытно-показательной школе, 16 мая 1925 г. датирована запись: «После занятий смотрел матч Одесса — Екатеринослав на «Соколе». Мы смотрели со школьного двора, а Скляренко залез на крышу». Проводила мероприятия на стадионе и непосредственно школа, устроившая здесь 26 мая спортивный праздник с вольными упражнениями, гандбольными и футбольными матчами. Выступления продолжались с полудня до 7 вечера. В середине 1920-х гг. «Сокол», продолжая оставаться городским стадионом, был передан на баланс завода им. Петровского. Похоже, у города просто не было средств для поддержания его в рабочем состоянии.

Продолжали работу казенный винный склад (водочный завод), пожарная часть, родильный приют (городской роддом №1) и городское садоводство. В здании закрытых городских начальных училищ разместился губотдел труда и комборбез (комитет по борьбе с безработицей), при которых были открыты биржа труда и губсоцстрахуправление. На некоторое время здание получило совершенно не соответствующее своему внешнему виду название — «Дворец труда».

Госпиталь во 2-м реальном училище был закрыт, а здание занято губпартшколой. Временный военный госпиталь, расположенный в коммерческом училище, был превращен в постоянный гарнизонный госпиталь. На удивление, в конце 1922 г. здесь еще работала домовая училищная церковь. Но уже в 1923 г. госпиталь был закрыт, а в здании училища начала работу 2-я опытно-показательная трудовая школа. Отчасти сохранило свое предназначение и женское коммерческое училище А. Г. Свида, которое было занято 5-й железнодорожной школой.

Работы по приведению площади в более-менее приличный вид были начаты еще в 1922 г. 6 декабря А.Ф. Стародубов наблюдал, как «разрушают основание острога», обрушивая оставшиеся стены. Скорее всего, стены ломали на кирпич, необходимый для ремонтов. Никаких планов по обустройству площади в этом году явно не строилось, всерьез власть взялась за нее только в 1924г.

13 декабря А. Ф. Стародубов написал в дневнике, что 2-ю школу переводят в помещение партшколы, а уже 15 декабря планы изменились — школу решено было перевести в бывшую гимназию Тиблен. В связи с этим в Харьков даже была направлена делегация с протестом, вызванным тем, что здание этой гимназии было слишком мало для 2-й школы. А уже 17 декабря (в среду) в дневнике Стародубова появилась запись: «На втором уроке нам сказали, чтобы мы расходились — занятий не будет вплоть до понедельника, потому что исполком приказал в 3 дня очистить здание школы». Требования коллектива учебного заведения все-таки учли, и с начала1925 г. 2-я школа работала в здании бывшего 2-го реального училища.

Бывшее коммерческое училище оказалось на удивление вместительным. Здесь разместились: окружной комитет КП(б)У, окрисполком, окрсовет, окружная Контрольная комиссия КП(б)У, окружком ЛКСМ, окружное управление местной промышленности, окружная Рабоче-крестьянская инспекция, окрздрав, окркооперком, окрплан, окружной комитет по делам несовершеннолетних нарушителей, окрместпром, окринспектура наробраза, окрстатбюро, Комитет незаможных селян, МОПР, «Аэрохим», окружное отделение Радиообщества Украины, Общество содействия ликвидации безграмотности, общество «Друзья детства», Общество содействия жертвам интервенции. Более того, здесь нашлось место даже для окружной радиостанции со всем оборудованием и радиовышкой.

По соседству с окружными органами разместилась и городская власть. Горсовет и горисполком с индустриально-промышленной, социально-культурной секциями и рабоче-крестьянской инспекцией заняли расположенное рядом здание бывшей женской гимназии. Правда, сами советы в этих зданиях никогда не собирались. В ту эпоху они насчитывали сотни депутатов, которые могли разместиться только в театральных залах города. Даже заседания отдельных секций советов, как правило, проходили в залах городских клубов.

Появление властных структур благотворно сказалось на внешнем облике площади. В 1925 г. горкоммунхоз направляет невероятные усилия на благоустройство района. На площади Окрисполкома, на месте Арестантских рот, создается совершенно новый сквер имени МОПРа площадью в 16 800 саженей По первоначальному проекту в центре сквера планировалось выстроить памятник Октябрьской революции, в основании которого предполагалось устроить склеп для павших бойцов. Однако на создание монумента средств у властей не хватило. Зато с площади убрали другой, не соответствующий ее новому содержанию, монумент — памятник Н.В. Гоголю. Одновременно с созданием нового сквера начинаются работы по прокладке через бывший Технический сад улицы с мостом через пруд. Завершенная к 10-летию Октября улица, получившая «нетривиальное» название Новая, связала новый административный центр с главным проспектом города.

Социалистическая реконструкция коснулась не только благоустройства, но и окружающей застройки. С одной стороны, советским админзданиям необходимо было соответствующее окружение. С другой — в районе было много пустующих или слабозастроенных участков. Обе причины, в принципе, были одинаково серьезны. В конце 1920-х — начале 1930-х гг. вокруг площади строится несколько крупных жилых зданий. Наиболее значительный комплекс был выстроен военным ведомством на Кооперативной улице для офицеров 30-й Иркутской дивизии (собственно, из-за этого улица и была переименована). Он состоял из четырех четырехэтажных корпусов, построенных на участке Тюремного замка (ул. Ю. Савченко, 6). Руины замка при этом были разобраны лишь частично — там, где они мешали строительству. Остальное — надо думать, к немалой радости офицерских детей — осталось стоять во дворе. Еще один крупный дом военного ведомства на 52 квартиры был выстроен на территории городского древесного питомника. Большое четырехэтажное здание, принадлежность которого установить пока не удалось, появилось на пустыре рядом с горисполкомом (ул. Комсомольская, 65). Три крупных красивых дома были построены и жилищной кооперацией (пр. Пушкина, 31-в и 41-а, ул. Свердлова, 18). Эти здания были одними из первых, построенных по программе реконструкции старых кварталов вдоль Пушкинского проспекта. В начале 1930-х гг. архитекторами Виленским и Голосовым был выполнен проект дома железной дороги, который должны были построить на углу Пушкинского проспекта и Гимнастической улицы.

В меняющемся облике площади нашлось место и крупному утилитарному сооружению — первой городской ЛЭП. Линия, проложенная в начале 1930-х гг., соединяла подстанцию Днепрогэса с городской электроподстанцией на ул. Ленинградской. Размещение ее именно здесь было продиктовано вполне прагматичными соображениями, это было оптимальным решением с экономической точки зрения. Для своей эпохи этот объект нес еще и значительную идеологическую нагрузку и в первые годы существования отнюдь не считался чем-то инородным, несоответствующим главной площади.

Определенное влияние на облик площади оказали и форс-мажорные обстоятельства: пожар в здании облисполкома. Об этом событии до сих пор известно мало. Газеты молчали, а историков это не слишком интересовало. Считается, что здание сгорело в 1935 г., потому что именно в этом году А.Л. Красносельским был выполнен проект его реконструкции. Но в дневнике Сергея Александровича Шведова от 22 марта 1932 г. стоит лаконичная запись: «Горит исполком». Трудно представить, что столь важный объект не начали восстанавливать сразу же после пожара. Кто выполнил проект восстановления и надстройки здания, пока установить не удалось. К 1935 г. оно уже было практически закончено, однако новый конструктивистский облик здания, делавший его похожим на устремленный в светлое будущее самолет, оказался уже неактуальным. Именно поэтому А. Л. Красносельскому и было поручено разработать новый проект «переделки фасадов». Проект этот был тихо и незаметно выполнен во второй половине 1930-х гг. — именно в таком виде здание сохранилось до сегодняшних дней.

Изменение вкусов власти, наиболее ярко проявившееся в здании облисполкома, естественным образом отразилось и на характере застройки площади. Если во второй половине 1920-х гг. представление о том, как и чем застраивать площадь, было достаточно туманным и определялось возможностями и потребностями города, то начиная с 1933 г. уже звучит слово «ансамбль». По утвержденному в этом году Генеральному плану Днепропетровска площадь должна была стать административным центром города и одновременно войти в Центральный зеленый массив города, включавший в себя парк им. Хатаевича, сквер им. МОПРа, новый парк, проектируемый на месте Озерного базара и Подгорной слободы, а также бульвары прилегающих улиц и проспектов. По Генплану вокруг площади должны были строиться только административные и общественные здания. По улице Комсомольской между новыми зданиями предполагалось оставить большие свободные пространства, а также разбить скверы, необходимые для создания связей между парками и формирования паркового фасада улицы.

Первым зданием, спроектированным для планируемой административной площади, стал комплекс Дома совхозов. Под него был выделен участок бывшей биржи труда, здание которой I предполагалось снести. В комплекс должны были войти административный и жилой корпуса, а через его участок должен был быть организован вход в парк им. Хатаевича. Объявили конкурс, в котором при¬няли участие местные архитектурные мастерские — В. В. Самодрыги (Самодрыга, Юхилевич, Фридман, Попов) и Г. Л. Швецко-Винецкого (Швецко-Винецкий и Б. Кащенко).

Вариант, предложенный мастерской Швецко-Винецкого, был признан слишком формалистичным. «Фасад решен уступами с площадками, специально задуманными архитектором с целью поставить на них различные скульптуры (тракторы, фигуры колхозников и колхозниц и др.), с самим зданием архитектурно не связанные. Таким образом, надуманный фасад решен в ущерб конструкции здания и подчинен скульптурным изображениям, а не самой функции здания». Жилой корпус должен был быть соединен грандиозной аркой-входом в парк им. Хатаевича с построенным ранее домом Военведа, при этом фасад существующего здания предлагалось переделать в стиле нового. Сам Швецко-Винецкий считал, что это решение слишком монументально для жилого дома, но вполне обосновано для парадного входа в парк им. Хатаевича с построенным ранее домом Военведа, при этом фасад существующего здания предлагалось оформить в стиле нового. Сам Шецко-Винецкий считал, что это решение слишком монументально для жилого дома, но вполне обосновано для парадного входа в парк.

Таким образом, в конкурсе победил проект В. В. Самодрыги. Он предусматривал строительство административного и жилого корпусов. В жилом корпусе предполагалось оборудовать 16 квартир и общежитие-гостиницу на 30 мест. В административном, размещаемом вдоль Комсомольской, должно было быть 90 комнат для трех трестов: Зернотреста, Молочно-мясного треста и Свиноводтреста. Между админкорпусом и домом Военведа предлагалось создать полукруглую аркаду для входа в парк им. Хатаевича. Отделка главного фасада предполагала установку скульптур у лоджии главного входа и барельефного пояса на третьем этаже. Цоколь, пилястры и обрамление арки планировалось выполнить в граните. Парковый фасад здания должен был формироваться полукруглым корпусом конференц-зала и столовой. При столовой должна была быть создана обширная летняя терраса с собственным парком. Общая стоимость всего комплекса оценивалась в 1 143 870 руб. Строительство 1-й очереди (админкорпуса) было начато уже в 1935 г. Но в том же году тресты-заказчики здания были ликвидированы, и встал вопрос о том, кто будет финансировать дальнейшее строительство. 1 -я очередь была завершена за счет областного бюджета для управления сельского хозяйства, но на отделку фасадов средств так и не хватило. 2-я очередь строительства так и не была начата, а старый училищный корпус передали институту Днепросельэлектро.

В 1935 г. по ул. Комсомольской начинается проектирование еще одного административно-жилого комплекса — облместпрома (областного управления местной промышленности). В течение года архитектурной мастерской А.Л. Красносельского было выпол¬нено 4 варианта проекта (самого Красносельского, В.И. Саввона, А.А. Витлина, а также В.Ф. Бедец-кого) и начата работа над пятым вариантом (Красносельский, Вассерман, Витлин, Саввон). Судьба этого проекта столь же сложна, как и судьба Дома колхозов. Похоже, и пятый вариант оказался не окончательным. Начатый во второй половине 1930-х гг., дом строился уже исключительно как жилой, но до 1941 г. так и не был окончен.

В 1937 г. горсовет принимает решение о строительстве на площади гостиницы на 210 номеров и выделяет для ее размещения участок на перекрестке Пушкинского проспекта и улицы МОПРа. Разработка про¬екта была поручена Я.К. Деланту и В. В. Самодрыге. Разработанной первой очередью предполагалось создание 170 номеров, оборудованных по образцу гостиницы «Москва», ресторана на 100 мест, буфета-«американки» (так в то время называли фаст-фуды), почты, сберкассы и многого другого. Фасад здания планировали облицевать гранитом. Проект был полностью утвержден, но к осени горисполком изменил свое решение. Не имея возможности отселить жильцов из расположенных на участке домов, власти выделили под гостиницу участок стадиона «Сокол». Это решение встретило противодействие со стороны местных архитекторов, но главным препятствием для его реализации было отсутствие у горсовета средств для столь масштабного строительства.

Несмотря на то, что Генеральный план города никто не отменял, судьба начатых строиться на площади административных зданий свидетельствует о том, что город был неспособен создать здесь новый административный центр. Тем не менее, социалистическая реконструкция «площади власти» продолжала оставаться насущной необходимостью. Начинают выделяться участки вокруг нее под строительство жилых домов крупных предприятий.

В 1934-1935 гг. на пр. Пушкина, 41 по проекту В. В. Самодрыги был построен жилой дом коксохимзавода. А уже в 1935 г. П.И. Антоновым был завершен проект еще одного жилого дома Коксохима. Однако здание постигла обычная для этого района судьба. Проект был направлен архитекторам А. Л. Красносельскому и В. И. Саввону на переработку. Окончательное решение о строительстве этого дома, рассчитанного на 52 квартиры и стоившего 1 млн. руб., было принято только в начале 1939 г. А уже в 1940 г. строительство этого здания, уже по адресу пр. Пушкина, 45, было окончено. В середине 1930-х строится и громадный дом железной дороги по улице МОПРа (пр. Кирова, 8-А), который должен был формировать южные ворота площади.

В 1940 г. был выполнен проект еще одного жилого комплекса завода им. Петровского, у перекрестка улиц Комсомольской и Папанина (бывшей Новой, переименованной после знаменитого дрейфа). Строительство было начато весной 1941 г., но так никогда и не было завершено.

Учитывая новые параметры района, в 1939 г. на территории стадиона «Сокол» со стороны улицы Ежова (бывшей 30-й Иркутской дивизии, а вскоре вновь Кооперативной) было начато строительство средней школы. В построенном в 1940 г. доме разместилась СШ № 2 им. Куйбышева, старое здание которой было передано гарнизонному госпиталю. В новом здании, которое считалось лучшим в городе, было 22 класса, химический и физический кабинеты, кабинет естествознания, спортивный и актовый залы, общественные комнаты, кабинеты, столовая, медпункт. Стоимость строительства составила 1 млн. руб. Одновременно с передачей гарнизонному госпиталю старого корпуса СШ №2 ему же было передано и здание горисполкома, который переселился в бывшую Городскую управу на проспекте.

В 1939 г. был выполнен новый проект сквера им. МОПРа, согласно которому предполагалось создание крупных фонтанов, большой клумбы, окруженной скульптурами, «подчеркивающими идею организации международной помощи борцам революции». Вокруг клумбы должен был быть построен восьмичастный низкий партер со скульптурами в углах секций. В сквере планировалось создать эстраду на 800 мест, павильон массово-политической работы и детский сектор. Работы по перепланировке были начаты уже в 39-м, но полностью так и не были завершены, как и начатое в том же году асфальтирование Пушкинского проспекта.

Часть III. Новейшее время

«19 августа утром мы с Павлом Андреевичем Найденовым, выйдя на балкон обкомовского здания, услышали вдруг странный вибрирующий звук, словно над головой прошелестели невидимые зловещие крылья. Потом мы оба почувствовали толчок и в ту же минуту увидели, как на Пушкинском проспекте, возле трамвайной остановки, взметнулся черный, с огненным основанием, султан земли и дыма. Мгновение спустя раздался взрыв, засвистели осколки. Это разорвался первый снаряд, выпущенный гитлеровцами по Днепропетровску».

Так вспоминал о начале боев за Днепропетровск в 1941 г. второй секретарь обкома партии Константин Степанович Грушевой. Хотя первый снаряд, выпущенный по городу, разорвался именно на площади, в ходе дальнейших боев ей относительно везло. Здесь разрушения были не так велики, как в других районах города. Основные административные здания и крупнейшие жилые дома, расположенные на площади, практически не пострадали.

Оккупационные власти нашли большому и комфортабельному зданию обкома странное, на первый взгляд, применение. Как и в годы Первой мировой, здесь разместился военный госпиталь. Причем из-за разрушения городского водопровода пришлось построить временный водовод и насосную станцию, подававшую воду в госпиталь из пруда в парке им. Чкалова.

Возможно, немцы просто не нуждались в столь значительном здании для размещения своих органов управления. Но, скорее всего, дело было в том, что административный центр оккупационные власти разместили в нагорной части, объявленной ими «немецким городом». В то же время Дом совхозов они использовали по первоначальному назначению. Здесь, как и до войны, работало сельскохозяйственное управление, а с 24 октября 1941 г. даже начал работу Сельхозбанк. Жилой дом по ул. Стасовой, 15 был занят под размещение оставшихся в городе преподавателей днепропетровских вузов. Вполне сохранился и сквер имени МОПРа. В мае 1943 г. здесь даже проводили митинг в память погибших во время первого налета советской авиации.

Разрушения 1943 г. были намного значительнее. Сгорели самый крупный из корпусов бывшего дома ПЕДО, дом военведа на углу проспекта Пушкина и Кооперативной улицы, дом коксо-химзавода по проспекту Пушкина, 45. За короткий период безвластия были практически полностью вырублены парк им. Чкалова и сквер им. МОПРа. Но, как и в 1941-м, административные здания практически не пострадали.

Уже в 1943 г. возобновили работу обком и сельхозуправление. В 1944 г. была открыта СШ №2, в здании которой разместили еще и техникум сельхозстроительства.

В 1945 г. было начато восстановление сквера им. МОПРа, а точнее, уже сквера им. Ленина. Переименование было вызвано ликвидацией организации помощи рабочим (по этой же причине ул. МОПРа вновь стала именоваться Полевой) и тем, что было принято решение о строительстве в сквере главного — в городе и области — памятника В. И. Ленину. Сам памятник был торжественно заложен 22 апреля 1945 г. В митинге по этому случаю приняли участие 40 000 человек. Открыл монумент первый секретарь обкома Найденов. Затем в железный сейф, вмурованный в постамент, были вложены постановление СНК УССР и ЦК КП(б)У, обкома, облисполкома, горкома о сооружении памятника, а также номера газет «Днепровская правда» и «Зоря» от 22 апреля. Ниша с сейфом была закрыта мемориальной доской с надписью «В. И. Ленин-Ульянов. 1870— 1924 гг. Здесь будет сооружен памят¬ник великому организатору большевистской партии, творцу первого в мире советского государства. 22 апреля 1943 г.». Причем доску эту крепили лично Найденов и председатель горсовета Гавриленко. Сам временный памятник представлял собой обычную бетонную скульптуру вождя — такие в то время устанавливались повсеместно. Восстановление сквера было окончено только в 1950 г. Парк немного перепланировали и благоустроили даже пышнее, чем до войны, — с обилием статуй и клумб. А вот возведение памятника Ленину так и не началось, а уже вскоре концепция изменилась, и от его установки в сквере вообще отказались.

Весной 1945 г. было принято решение о восстановлении стоявшего в парке им. Чкалова памятника СМ. Кирову. Модель скульптуры, которую намеревались отлить из металла, выполнил скульптор И. Зноба. Проект этот ; так и не был реализован, однако [ в 1949 г. памятник Кирову в городе все же был открыт. Небольшой бюст, выполненный тем же И. Знобой, был установлен у перекрестка проспекта Пушкина и Полевой улицы.

В восстановительный период отказались и от строительства вокруг площади административных зданий. Единственное, что было сделано в это время, - завершена отделка фасадов здания сельхоуправления. Выполнена она была далеко не по первоначальному проекту — без гранита, скульптуры и бронзы.

В1945-1950 гг. было окончено строительство дома для облместпрома, начатого перед войной по проекту архитектора В. Е. Горбоносова. Новым заказчиком здания стал Днепропетровский автозавод. При завершении строительства дирекция автозавода несколько раз требовала внести изменения в проект. Насколько серьезными были коррективы первоначального проекта — неизвестно, но здание все равно получилось отменным. В 1950 г. дом даже был удостоен Государственной премии по архитектуре. А уже в следующем году на остатках бывшей спортплощадки «Сокол» по проекту архитектора Зарайского был выстроен новый жилой дом железной дорога (ул. Ю. Савченко, 1А). В первой полови-I не 1950-х гг. появился крупный жилой дом с булочной и детским садом по пр. Пушкина, 25/27, а в 1957 г. рядом с ним было начато строительство первого в городе крупноблочного жилого дома для завода им. Ленина (пр. Пушкина, 31).

В это же время происходило и восстановление разрушенных зданий. В 1946 г. заводам «Спартак», «Днепромет» и радиозаводу был передан для восстановления сгоревший корпус бывше¬го дома ПЕДО. Новые владельцы то ли не смогли договориться о степени участия, то ли просто не имели средств для этого, но в итоге это было сделано заводом им. Петровского. При восстановлении, выполненном по проекту М. Г. Клебанова, корпус практически не был перепланирован и его главный фасад не изменился. Зато был создан совершенно новый и очень пышный фасад со стороны парка. Дом военведа на углу Пушкина и Кооперативной оказался разрушен настолько сильно, что его восстановление оказалось бесперспективным. Здание разобрали и в середине 1950-х гг. на его месте был построен новый жилой дом. Очень долго стояло в руинах здание коксохимзавода по Пушкина, 45. Его восстановили только во второй половине 1950-х гг. Вполне закономерным завершением восстановительного периода стало переименование в I960 г. Полевой улицы, которая благодаря установленному здесь памятнику получила название проспект Кирова.

Борьба с культом (точнее культами) личности и связанные с ней запреты на прижизненную установку памятников (кроме бюстов дважды Героев Советского Союза и Соцтруда) и присвоение городам, улицам и предприятиям имен героев и вождей привели к переименованию и улицы Папанина, которой вернули первоначальное название Новая. В 1963 г. к 20-летию освобождения Днепропетровска новое имя получила и Кооперативная улица. Ее переименовали в честь секретаря подпольного горкома партии Юрия Савченко. Первоначально у пересечения с проспектом Пушкина был установлен временный стенд с фамилиями девяти подпольщиков. Через несколько лет его сменила гранитная стела с барельефом Ю. Савченко. Несмотря на то что памятник был достаточно эффектным, в 1975 г. в ходе празднования 30-летия Победы вместо него был установлен новый, существующий и по сей день, обелиск.

На новом этапе социалистиче­ской реконструкции вокруг площади продолжилось строитель­ство жилых зданий. Однако в отличие от предшествующих эпох оригинальными эти типовые «хрущобы», возникшие в начале улицы Новой, не назовешь. Красоты в них тоже было мало, и они изрядно испортили парковый фасад Комсомольской улицы. В это время в очередной раз начали разбирать руины Тюремного замка. Правда, как и раньше, разобрали их не до конца. Одна из его стен еще и сегодня стоит возле типовой пятиэтажки по ул. Ю. Савченко, 6.

Со второй половины 19б0-х гг. на площади снова началось строительство нового административного центра. Причем на этот раз довольно спонтанно, параметры нового комплекса определялись уже в ходе строительства. В 60-х областным властям уже решительно не хватало места в старой резиденции, кроме того, здание стало немодным. Проект здания обкома КПСС выбирался с помощью двух местных архитектурных конкурсов, на которых были представлены три варианта размещения здания: у старого корпуса вдоль ул. Комсомольской (перпендикулярно пр. Кирова), в центре сквера им. Ленина и напротив старого корпуса. В итоге был выбран третий вариант. Здание обкома по проекту Д. И. Щербакова было построено за пять лет — с 1965 по 1970 гг. В ходе строительства возникло множество трудностей: постоянное вмешательство заказчика, нехватка необходимых отделочных материалов и квалифицированных специалистов и т. д. Были и финансовые проблемы, которые партия решала, списывая расходы на другие объекты и строительные организации города. Общее решение здания соответствовало «предписанному» образцу — Кремлевского Дворца съездов, — повторенному во многочисленных обкомовских корпусах по всей стране. Однако днепропетровский выгодно отличается от других обкомов как тщательностью проработки архитектурного решения, так и богатством отделки. Очень удачным было решение конференц-зала, в котором удалось добиться потрясающей естественной акустики — речи можно было произносить без микрофона, не повышая голоса.

Строительство нового здания обкома сопровождалось реконструкцией всей прилегающей территории. Первый квартал проспекта Кирова был превращен в пешеходную зону, в начале которой в 1972 г. была установлена мощная гранитная стела работы скульпторов Г. Левчука и С. Огия, а также архитектора Д. Щербакова — с барельефом Ленина и его цитатой о неизбежности победы коммунизма. Изменился и сквер, откуда убрали все скульптуры. Вместо центральной клумбы с бетонной статуей Ильича здесь был создан фонтан, который, кроме всего прочего, охлаждал воду системы кондиционирования обкома. Куда при этом дели сейф с решением 1945 г. о строительстве памятника, установить пока не удалось. В 1967 г. реконструировали и памятник Кирову — он получил новый постамент, а территория вокруг памятника была благоустроена. Сам бюст менять не стали. В связи с реконструкцией системы энергоснабжения города удалось убрать даже старую ЛЭП, построенную в начале 1930-х гг.

Через несколько лет после завершения здания обкома было начато строительство Дома политпросвещения по улице Комсомольской, 58. Причем в ходе проектирования снова встал вопрос о вариантах его размещения. В итоге перспективу проспекта Кирова решили не замыкать, сместив здание к Новой улице. Общим решением Дом политпросвета немного напоминал популярное в те годы здание муниципалитета Бостона, но все же авторскому коллективу в составе Л. Супонина, И. Пидорвана и О. Замковой удалось создать вполне оригинальное строение. При возведении этого здания пришлось преодолеть те же трудности, что и при строительстве обкома. Только на этот раз были выделены значительно меньшие средства, поэтому строительство затянулось — здание было закончено только в 1982 г. Оно стало первым — и пока что единственным — административным зданием, получившим выразительный парковый фасад.

С возведением Дома политпросвещения была значительно изменена улица Новая, которую превратили в пешеходную зону. Таким образом, возникла совершенно новая видовая площадка. Правда, в течение долгого времени она оставалась незавершенной, так как напротив Дома политпросвета было начато строительство дополнительного административного корпуса облисполкома, которое было закончено только в 1992 г.

Во второй половине 1970-х гг. пришла очередь реконструкции и здания по пр. Кирова, 2, оставленного за облисполкомом. Реконструкция проводилась в 1978-1979 гг. по проекту А. Хрущева. Здание было расширено пристройками со стороны двора и несколько изменило внешний вид.

В 1960-1980-е гг. административный комплекс не собирались расширять на всю территорию бывшей площади или хотя бы сквера им. Ленина. Властям вполне хватало небольшого организованного пространства у перекрестка проспекта Кирова с улицей Комсомольской. Однако реконструировать застройку площади все же было необходимо, и, как и раньше, ее проводили путем строительства жилых домов. Причем в новую эпоху городские власти уже не устраивали не только дореволюционные здания, но и дома, построенные в 1920-1950-х гг. Устаревшими были признаны и те принципы, по которым до этого осуществлялась реконструкция площади. Новые планировочные веяния были реализованы в застройке проспекта Пушкина — в квартале между проспектом Кирова и Херсонской улицей, где было выстроено несколько крупных жилых домов и начата прокладка нового бульвара к улице Щорса.

В последние два десятилетия разрабатывались несколько проектов как полной реконструкции площади, так и строительства вокруг нее отдельных зданий. Далеко не все из них можно назвать удачными, но, к счастью, далеко не все они и были реализованы. Крупнейшими из новых объектов являются два корпуса жилого комплекса «Парковый». 1-я очередь реконструкции сквера, выполненная в прошлом году, отчасти вернула ему характеристики, присущие площади. Открывшийся почти круговой обзор позволяет отчетливо увидеть, что, несмотря на все многолетние попытки создания ансамблей, площадь вполне сохраняет свою многослойную застройку. Именно это смешение стилей и эпох создает тот особенный характер площади, которой вроде бы давно нет.

Валентин Старостин,
руководитель информационного центра МГО "Інститут Україніки".

Історія міста:

» Теми про місто:
- Архітектура
- Символіка міста і області
- Замітки про місто
- Історія міста
- Історія вулиць і будинків
- Історичні карти
- Історія міського транспорту
- Славнозвісні люди міста
- Історичний календар
- Місто по шматочках

copyright © gorod.dp.ua, ПрАТ Сьогодні Мультімедіа, ТРК Україна
Усі права захищені. Використання матеріалів сайту можливо тільки з дозволу власника.

Про проект :: Реклама на сайті