Gorod.dp.ua » О городе » История города Чт, 22 июня 2017  21:31
ИСТОРИЯ ГОРОДА  
»
Поиск в разделе: 
Укр   |  English

Григорий Петровский. Красное и черное


Петровский Григорий Иванович

Памятник Г.И. Петровскому
Многие иностранцы и даже некоторые «свои» граждане думают, что вторая часть названия города Днепропетровска дана в честь Петра I. Изрядно подзабыта сейчас фигура старого большевика, «всеукраинского старосты» Григория Ивановича Петровского, именем которого и назвали в 1926 г. Екатеринослав. Официальный лоск пропаганды советской эпохи скрывает массу противоречивых подробностей. Политическая биография Григория Ивановича Петровского свидетельствует о том, что он имел собственное политическое лицо, пользовался большим авторитетом в Екатеринославе и во всем Советском Союзе. И уже потом стал жертвой системы, в становлении которой активно участвовал сам.

Закончить школу Петровскому помешали… 5 рублей

Григорий Иванович Петровский родился 22 января (4 февраля) 1878 года в селе Печенеги Волчанского уезда Харьковской губернии. Семья была, как сказали бы сейчас, малообеспеченной. Отец – портной, мать – прачка. Отец Григория умер, когда ребенку было три года. Мать – вдова с тремя детьми – вынуждена была перебраться в Харьков. Однако счастья им это не принесло. Детство Григория Петровского даже с натяжкой нельзя назвать спокойным. Безденежье помешало Петровскому получить полноценное образование. Он поступил в школу при Харьковской духовной семинарии и проучился там два с половиной года. Но был исключен оттуда за то, что не смог доплатить пять рублей за обучение. На этом, в общем-то, и закончились легальные университеты Петровского.

Вместо учебников и школьных тетрадей Петровскому пришлось штудировать азы работы на предприятии. С 12 лет он начал трудиться. Сначала это была кузнечная мастерская Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороги на 4-й дистанции в Харькове. Здесь Петровский овладел наукой слесарного дела. Правда, здесь ему не повезло – его уволили как несовершеннолетнего.

В поисках лучшей доли в 1892 г. Григорий перебрался к брату в Екатеринослав. Он почти сразу устроился в телеграфные железнодорожные мастерские, но статус ученика не давал заработной платы. Только через год, летом 1893 г., брат помог Григорию поступить на работу в инструментальную мастерскую мостового цеха крупнейшего в городе Брянского завода (сейчас завод им. Петровского).

«Дело о тайном сообществе»

Тяжелое детство и острое ощущение социальной несправедливости, видимо, довольно рано сформировали у Петровского революционный настрой и мировоззрение. Екатеринослав – крупнейший металлургический центр юга России – на тот момент был эпицентром рабочего движения. Рабочие испытывали большие трудности – не было элементарных норм оплаты труда, техники безопасности, а профсоюзы как явление еще не были известны.

Первый рабочий подпольный кружок возник в 1894 г. на Брянском заводе. К нему имел отношение и Григорий Петровский. Постепенно он стал близким другом известного подпольщика Ивана Бабушкина. И в 1897 г. Петровский – уже один из основателей первой подпольной организации Екатеринослава. «Екатеринославский союз борьбы за освобождение рабочего класса» потом преобразовался в Екатеринославский комитет РСДРП – Российской социал-демократической рабочей партии. Параллельно Петровский формировал кружки в рабочих окраинах Екатеринослава – Чечелевка, Фабрика, Кайдаки. Когда в 1903 г. в партии произошел раскол на большевиков и меньшевиков, Петровский выбрал себе путь – остался в большевиках. На всю жизнь.

Любопытный штрих. К празднику 1 мая 1899 г. Екатеринославский комитет РСДРП постановил напечатать листовки, естественно, в условиях строжайшей секретности. Этим занимались Петровский и его жена. А лозунг работы был такой: «8 часов работы! 8 часов отдыха! 8 часов сна!».

Здоровье и свобода за 100 рублей

Отношения Григория Ивановича и полиции не сложились. На рубеже XIX и XX веков он был вынужден часто менять место жительства, чтобы уйти от преследований. Только за два года (1899 – 1900) Петровский курсировал между Екатеринославом, Харьковом и Николаевом.

И все-таки ареста избежать не удалось. В 1900 г. молодого большевика задержали «по делу о тайном сообществе, именующем себя Екатеринославским комитетом РСДРП». А в 1902 г. департамент полиции уже упоминал Петровского среди лиц, состоявших под гласным надзором полиции.

Уже в этот период Петровский приобрел огромный авторитет среди рабочих. Характерный пример. После ареста в 1900г. Петровского посадили сначала в екатеринославскую, а потом в полтавскую тюрьму. Он заболел туберкулезом. Жена Петровского добилась возможности выхода мужа под залог. Сумму залога назначили очень значительную для того времени – в 100 рублей. Эти деньги собрали для своего лидера простые рабочие Брянского завода. Благодаря этому 30 мая 1901 года Григорий Петровский вышел из тюрьмы, правда, вынужден был еще долгое время лечиться.

В 1901 г. Петровский снова вернулся в Екатеринослав, поселился в поселке Кайдаки. Дом, где он жил, сохранился (ул. Жовтенят, 29), в советское время там был устроен дом-музей. Потом опять началось: Петровский снова бежит в Донбасс, снова в Екатеринослав и так далее…

Днем – играем пьесы, вечером – готовим революцию

Модель подпольной работы среди рабочих была такая: формировались особые кружки, которые на словах должны были помочь рабочим «овладеть науками». На самом деле за этими кружками стояли опытные революционеры-подпольщики. А овладевали рабочие в основном нелегальной литературой. Объективности ради, следует сказать, что такая работа давала рабочим возможность осознать свои права и учиться защищать их. Например, в 1901 г. на Щербиновском руднике (сейчас город Дзержинск) возник «учебный кружок». Официально рабочие там занимались сценическими постановками и декламацией стихов. Реально – это была подпольная организация, в которой участвовали видные большевики Петр Моисеенко и Григорий Петровский.

Никита Сергеевич Хрущев вспоминал: «Я много наслышался о Петровском еще до революции. Ведь Петровский был избран в Государственную думу от Екатеринославской губернии. За него голосовали рабочие Донбасса и Екатеринослава. Однажды до революции я был приглашен на собрание — воскресную сходку в степной балке; там должен был выступать Петровский. Я пошел, но сходка не состоялась. Полиция пронюхала о ней, и сочли, что не следует собираться. В Донбассе очень многое было связано с именем Петровского. Рудники, на которых я был секретарем райкома партии в 1925 — 1926 годах, назывались Петровскими. Они и сейчас так называются. Как раз в районе этих шахт тогда намечалась в степи сходка...».

Лидер непризнанной «Чечелевской республики»

Очень часто в сводках новостей упоминается словосочетание «непризнанная республика». Сто лет назад в Екатеринославе уже была своя непризнанная «Чечелевская республика». В 1905 г. Кровавым воскресеньем – расстрелом рабочих в Петербурге началась первая революция в России. Отозвались эти события и в Екатеринославе. Политическая борьба нарастала параллельно с вооруженной. В октябре 1905г. баррикадные бои шли в Екатеринославе на углу проспекта и Кудашевской (Баррикадная) улицы, на проспекте Пушкина, на Чечелевке и Брянской площади. Руководил и вооруженной и политической борьбой рабочих Григорий Петровский.

Он вспоминал: «Я видел, как из квартир выбегали жены рабочих, выворачивали камни из бульвара, копали траншеи, делали проволочные заграждения. Они работали с таким энтузиазмом, что трудно передать словами». В сражении на Брянской площади погибли и умерли от ран 22 человека, очень многие были ранены.

17 октября на общегородском собрании рабочих депутатов был избран местный Совет. Г.И. Петровский писал: «В те бурные дни в Екатеринославе возник Совет рабочих. Он был создан по инициативе Екатеринославского комитета большинства, и в его практической работе принимали участие рабочие разных заводов». Один депутат в Совет избирался от 100 рабочих, всего было избрано 400 депутатов, в том числе 100 – от Брянского завода. Чечелевка превратилась в территорию, «свободную от имперских властей». Большевик И. Меренков вспоминал: «В Совет шли рабочие со всякими своими нуждами, за разъяснением и поддержкой. Приходилось заниматься всякими вопросами: от общеклассовых задач до мелкого семейного конфликта, и нередко можно было видеть Г.И. Петровского в железопрокатной столовой в качестве верховного судьи от рабочего парламента». 8 октября 1905 г. именно на квартире Петровского в Кайдаках собралось тайное заседание Совета, где решено было объявить всеобщую стачку. Было создано даже вооруженное формирование – «Боевой Стачечный Комитет». Район, контролируемый Советом и Боевым Комитетом, вошел в историю как «Чечелевская республика». Она просуществовала с 8 по 22 декабря – всего 14 дней. С 22 по 28 декабря шли неравные бои, и вскоре восстание было окончательно подавлено.

Тучи над головой товарища Петровского сгустились. Кончилось все тем, что 30 декабря 1905 г. генерал-губернатор отдал персональный приказ об аресте неуловимого революционера.

«Товарищ рабочий депутат» имперской Государственной Думы

После подавления революционных волнений Петровский спасется бегством. Он укрывается в Харькове, потом в Донбассе, потом возвращается в Екатеринослав. В 1906 г. на короткое время выезжает за границу – в германский город Саарбрюккен. Возвратившись, едет в Мариуполь и снова направляется в Екатеринослав.

Постоянно бегать от царских властей было невозможно. И Петровский решает использовать легитимные методы борьбы. 18 октября 1912 года на екатеринославском губернском собрании выборщиков Г.И. Петровского избрали депутатом IV Государственной Думы Российской империи от рабочей курии Екатеринославской губернии. Это было убедительное свидетельство зрелости Петровского как политика.

Вот что написано в одном жандармском донесении по поводу избрания Петровского: «Рабочий элемент очень доволен избранием в члены IV Государственной Думы Г.И. Петровского, который является убежденным деятельным работником партии социал-демократов, и рабочие надеются, что он будет ярым защитником интересов рабочего класса».

Дальше – больше. С 1913 г. Петровский становится лидером всей большевистской фракции в IV Государственной Думе. Одновременно он продвигается по партийной линии и в январе 1913 г. входит в состав Центрального Комитета большевистской партии. Григорий Иванович становится официальным издателем газеты «Правда».

В целом Петровский выступал в Думе около 30 раз. Он затрагивал широкий круг вопросов – от условий труда рабочих до прав украинского языка. Выступления его всегда были яркими, запоминающимися. Фактически, Петровский из всей большевистской фракции был способен к «парламентскому диалогу» с имперским правительством.

Звезда рабочего депутата Петровского, увы, недолго блистала в Государственной Думе. 22 апреля 1914 г. он и еще несколько рабочих депутатов были попросту лишены мандатов. А 6 ноября 1914 г. Петровского вообще арестовали. Царский режим особо не церемонился с политическими противниками. В этот раз использовали проверенный способ «проветривания мозгов». В июне 1915 г. недавний депутат Петровский был сослан на «вечное поселение» в Сибирь. Село Монастырское Туруханского края. Город Енисейск. И еще дальше – Якутск.

Главный большевик Якутии

Яркая депутатская карьера Петровского, увы, закончилась преждевременно. Зато получила новый виток карьера подпольщика. Крайняя восточная точка скитаний нашего героя – город Якутск, ныне столица республики Саха – Якутия Российской Федерации. Репрессивные меры привели к неожиданному результату. Даже в далекой и холодной Якутии неуемный Петровский довольно быстро сумел наладить активную подпольную деятельность.

Как только до Якутска дошли вести о Февральской революции и свержении царя, в марте 1917 г. Петровский возглавил революционное движение в этом регионе. Его избрали членом Революционного комитета в Якутске. 26 марта – 16 апреля 1917 г. Петровский председательствовал на крестьянском съезде Якутской области. Чуть позже – председатель Якутского комитета общественной безопасности, председатель Якутского комитета РСДРП, комиссар Якутской области. Однако партия не позволила Григорию Ивановичу засиживаться в Сибири и позвала талантливого работника в бурлящий Петроград. 23 мая 1917г. Григорий Петровский выехал в столицу на новые ответственные дела.

В Якутске долго сохранялась память о Петровском. 14 апреля 2006 г. газета «Якутск вечерний» сообщила своим читателям, что в Якутске накануне сгорел «дом №32/2 по улице Ярославского, в котором проживал революционер Григорий Петровский… Здание дореволюционной постройки сгорело дотла буквально за час. Пожарные, несмотря на все усилия, спасти его не смогли. До этого здание горело три раза, каждый раз пожар удавалось вовремя потушить. На этот раз не успели» (Сайт газеты «Якутск вечерний»). Дом этот находился на учете как памятник деревянного зодчества. Петровский жил здесь в 1916 – 1917 гг., как раз накануне революции, когда он возвратился к активной политической жизни.

Курс – на революцию!

Петровскому не пришлось долго находиться в столице. 26 июля 1917 г. его направили представителем Центрального Комитета большевистской партии в Екатеринослав и Донбасс – контролировать развитие событий в крупнейшем промышленном узле. С августа 1917 г. Петровский – член Екатеринославского комитета РСДРП(б), гласный Екатеринославской городской думы и руководитель её большевистской фракции. В сентябре 1917 г. был делегатом Всероссийского демократического совещания в Петрограде, где обсуждались судьбы страны. Вместе с другими большевиками покинул этот «предпарламент» и проводил курс на революцию.

Петровский стал депутатом первого Екатеринославского Совета. В 1918 г. его избрали депутатом Учредительного Собрания (от Екатеринославского избирательного округа). Старый большевик активно продвигал установление и закрепление Советской власти в Донбассе.

В эти годы Петровский был делегатом 3-го, 4-го и 5-го Всероссийских съездов Советов и партийных съездов. Он принял участие в подписании договора о Брестском мире 3 марта 1918 г., будучи членом советской делегации на мирных переговорах с Германией. Имел отношение Петровский и к разработке первой Конституции Российской Социалистической республики в 1918 г.

У истоков большого террора

Деятельность Петровского в 1917 – 1919гг., наверное, самый запутанный период в его биографии. Внешне – впечатляющий калейдоскоп ответственных заданий и должностей. Справочники прошлых лет приводят и такую формулировку: «участвовал в разработке организационной структуры органов Советской власти». В чем же заключалось это участие?

30 ноября 1917 г. Петровский стал народным комиссаром внутренних дел Российской республики. На этой должности он пробыл до марта 1919 г. Петровский, которого современники довольно часто называли «мягкотелым», стоял у истоков политики «красного террора». Впрочем, ничего удивительного здесь нет. Идейный большевик, неплохой хозяйственник и пламенный трибун, Петровский идеально отвечал требованию момента для проведения жесткого революционного курса. Всемогущий «железный Феликс» Дзержинский на первых порах подчинялся Петровскому. Затем у них испортились отношения и Дзержинский «помог» соратнику отправиться на Украину.

В жизнь страны начали прочно входить такие аббревиатуры, как нарком – народный комиссар (прототип министра) и ВЧК – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. С последней структуры начинались знаменитые НКВД и КГБ.

5 сентября 1918 г., после убийства начальника Петроградской ЧК Моисея Урицкого и покушения на Ленина, Совет Народных Комиссаров РСФСР пpинял декpет о «кpасном теppоpе». Этот документ подтверждал право ВЧК применять высшую меру без суда и следствия. Цитата: «При данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; для усиления деятельности ВЧК надо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; необходимо публиковать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры». Документ этот подписали нарком внутренних дел Григорий Петровский, нарком юстиции Дмитрий Курский и управляющий делами Совнаркома Владимир Бонч-Бруевич. На самом деле декрет был принят по ходатайству и после доклада главы ВЧК Дзержинского. Но подписи под ним стоят вполне определенные, а значит, определена и ответственность.

«Всеукраинский староста»

В 1919 г. на III Всеукраинском Съезде Советов Петровского избрали формальным лидером украинского советского государства. Тогда этот пост назывался «Председатель Всеукраинского Центрального исполнительного комитета (ВУЦИК)». В народе эту должность ласково называли «всеукраинский староста». На деле же в государстве, где все рычаги управления сосредоточились в руках единственной большевистской партии, этот пост являлся декоративным.

Г.И. Петровский никогда не шел вразрез с «политикой партии и правительства». Но он обладал определенными полномочиями. Старался удовлетворять важные общественные запросы. Скажем, в 1923 г. создали общество «Долой неграмотность», которое Петровский сам и возглавил. Уже в 1920-х гг. количество неграмотных сократилось с 76 до 43% взрослого населения. А в 1930-е годы неграмотность была практически полностью ликвидирована. «Всеукраинский староста» Петровский, как и «всероссийский староста» Михаил Калинин, очень много путешествовал по стране, «разъясняя политику партии и правительства».

Формально Петровский обязан был санкционировать все основное, что происходило в республике, начиная со строительства промышленных гигантов, и заканчивая принудительной коллективизацией, вызвавшей затем небывалый голод. Однако в проведении репрессивной политики Петровский никогда не усердствовал.

Никита Хрущев пишет в своих «Воспоминаниях» так. Уже после пика репрессий (1937), в 1938 г., лидера коммунистов Украины Станислава Косиора сняли с должности и назначили вместо него Никиту Хрущева. Сталин решил, что Косиор «не справляется со своим делом». Т.е. не раскручивает маховик репрессий в полном объеме. «Григорий Иванович Петровский очень переживал все события на Украине, но вел себя по-стариковски пассивно, хотя был тогда еще не таким уж старым». Еще одна цитата Хрущева: «Григорий Иванович Петровский морально чувствовал себя в то время на Украине очень плохо… Приближалось 60-летие Григория Ивановича. Но о нем сложилось мнение, что он нетвердо стоит на позициях генеральной линии партии, поэтому к нему было отношение настороженное, да и у меня была такая настороженность. Шла она от Сталина».

Старого большевика Сталин отправил… в Музей революции

«Настороженность» вождя народов обычно сулила большие неприятности виновнику. В 1938 г. Петровского отправили в отставку с должности номинального «президента» Советской Украины. Его назначили на техническую должность «заместителя Председателя Президиума Верховного Совета СССР». Ликвидировать физически его не стали – все-таки возраст и авторитет. Сталин нашел старому большевику «подходящее» место работы – через год, в 1939 г., Петровский стал… заместителем директора по административно-хозяйственной части Музея революции в Москве.

Никита Хрущев пишет: «Позднее Сталин сообщил, что Григория Ивановича отзывают в Москву. Проводы были не такими, какие нужны были бы согласно положению. Формальные состоялись проводы. Мне потом рассказывали чекисты, что он всю дорогу очень волновался, особенно подъезжая к Москве, — видимо, ожидал ареста. А это могло случиться. Сталин все мог тогда сделать! Выдвинули мы теперь других людей».

Во время почетной ссылки Петровский довольно долгое время жил в печально знаменитом «доме на набережной». Это здание в самом центре Москвы с видом на Кремль было специально построено как «элитный жилой комплекс» сталинской эпохи. Здесь жили главные вершители судеб страны 1930 – 1950-х гг. Только квартиры очень часто меняли своих владельцев. Во время «великих чисток» старых хозяев забирали, и целые подъезды здания заселяли новые «временщики». Есть на стене «дома на набережной» мемориальная доска и в честь Г.И. Петровского, сообщающая, что он жил здесь с 1942 по 1950 гг.

Григорий Иванович больше место своей работы не менял никогда. Только стал заместителем директора Музея революции еще и по научной части. В апреле 1953 г., через месяц после смерти Сталина, правительство СССР вдруг вспомнило о Петровском. Его наградили очередным орденом Трудового Красного Знамени (таким же орденом, да еще и орденами Ленина и Красного Знамени его уже награждали, но еще до опалы). Это была довольно скромная последняя награда, поздно нашедшая своего героя.

Личная трагедия Григория Петровского

Маховик репрессий, раскрученный в середине тридцатых годов, больно ударил и по самому «всеукраинскому старосте». Предоставим слово тому же Н.С. Хрущеву: «К тому времени (1938 г. – М.К.) у Григория Ивановича сложилось в семье очень тяжелое положение: его сына арестовали. Я знал его сына. Он командовал московской Пролетарской дивизией. Когда я работал в Москве, то выезжал на праздник этой дивизии в летние лагеря. Леонид Петровский считался тогда хорошим командиром. Зять Григория Ивановича (сын Коцюбинского) был арестован и расстрелян. Дочь Петровского (жена Коцюбинского) жила у Григория Ивановича. Можно себе представить, какая обстановка сложилась в его семье, какое было самочувствие у Григория Ивановича и какое отношение к нему: сын сидит в тюрьме, зять расстрелян».

Старший сын – Петр – участник штурма Зимнего дворца в 1917 г., редактор газеты «Ленинградская правда». В 1938 г. арестован, в 1941 г. расстрелян.

Младший сын Леонид (генерал-лейтенант, служивший в Красной Армии с самого ее основания в 1918 г.) был уволен из армии, исключен из партии. Когда пик репрессий прошел, ему удалось восстановиться и даже стать генерал-лейтенантом. Вскоре он погиб в начале Великой Отечественной войны на Западном фронте.

Зять – Юрий Коцюбинский – был сыном знаменитого украинского писателя Михаила Коцюбинского, но, как говорится, это ему не помогло. Когда-то, в 1918 г. он командовал войсками всей Советской Украины, а с 1934 г. занимал посты председателя Госплана и заместителя председателя правительства – Совнаркома УССР. В 1937 г. его расстреляли.

Петровский не сдавался и забрасывал просьбами о реабилитации своих родственников своих бывших коллег, оставшихся в первом эшелоне власти. В Государственном архиве Российской Федерации сохранился такой документ: «Председателю Президиума Верховного Совета Союза ССР К.Е. Ворошилову.

Повторяю свою просьбу.

В начале Отечественной войны я просил Председателя Совета Министров СССР И.В. Сталина амнистировать сына моего Петровского П.Г. и зятя Загера С.Д. (муж дочери – М.К.). Первый обвинялся в правом уклоне, второй в троцкизме. Они заслуживали наказания. Но оба не были контрреволюционерами.

На войне они доказали бы свою преданность партии и родине – СССР. Ответа не последовало.

В свете тяжелых дел Берия и Ежова, которые могли усугубить вину Петровского и Загера, прошу Вас, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, амнистировать Петровского П.Г. и Загера С.Д.

Жены и дети их живут у меня.

О принятом решении прошу уведомить. Г. Петровский. 30 сентября 1953 г.». (Радио Свобода, http://SvobodaNews.ru, эфир 26.10.2001). «Политические обвинения» с родственников Г.И. Петровского сняли только в 1950-х гг.

Петровский и Калинин – братья по несчастью?

Биография «всеукраинского старосты» Петровского очень похожа на биографию «всероссийского старосты» Калинина. И тот, и другой были профессиональными революционерами, убежденными сторонниками большевистской партии. Это сначала. Потом, уже в процессе борьбы за власть, они остались в “первом эшелоне”, но были удобно использованы сильнейшим – Сталиным. Лидер выбрал для них функцию «зиц-президентов» Российской и Украинской социалистических республик. Они были нужны вождю, до тех пор пока не начинали проявлять излишнюю самостоятельность. Даже внешне Петровский и Калинин были похожи и упорно продолжали носить «ленинскую» бородку. Петровскому повезло меньше, Калинину – больше. Тот пробыл в должности номинального советского Президента почти до самой смерти в 1947 г. Однако за полгода до кончины Сталин отправил Калинина в отставку. Почему? На этот вопрос до сих пор тоже нет убедительного ответа.

Коллегу Петровского Михаила Ивановича Калинина в годы перестройки основательно полили грязью, объявив одним из главных действующих лиц сталинского террора. Петровскому на этом фоне относительно повезло. Его почти «не трогали». Может быть, потому, что он сам потом пострадал от системы. Зато Калинину не довелось пережить такого падения с политического Олимпа.

Даешь «Днепропетровск»! Кто против? Товарищ Петровский!

В 1920 – 1930-е гг. была такая мода, ставшая традицией – переименовывать города и исторические районы, заводы, улицы, парки в честь живых людей – лидеров государства. Увековечивали таким образом и личность Григория Петровского.

Еще в 1922 г. металлургический Брянский завод в Екатеринославе, где начинал когда-то работать «всеукраинский староста», стал «Петровкой». В июле 1926 г. на заседании III окружного съезда Советов приняли решение ходатайствовать перед центральным правительством о переименовании всего города и станции Екатеринослав в Днепропетровск. Заседание проходило в Зимнем театре (теперь – театр русской драмы им. Горького). Петровский присутствовал на том заседании. По свидетельству одного из очевидцев, он будто бы встал и сказал: «Не могли придумать городу другое название, спросили бы у меня, я бы вам подсказал – этому городу очень подошло бы название – Красноднепровск» (Днепр Вечерний. – 1988. – 2 февр.). Этим подтверждается, что Петровский не любил лесть и преувеличения собственных заслуг. А как это сильно отличалось от нравов тогдашней элиты!

Еще одна показательная история того времени. Киевский район Демиевка удостоился названия Сталинка, район Шулявка стал Раковкой (в честь Христиана Раковского – главы первого советского правительства Украины). В честь «всеукраинского старосты» переименовали целый знаменитый исторический Подол и железнодорожную станцию. Позже все районы Киева, в том числе и Подол, вернули себе древние имена, а название «Петровка» сохранилось только за железнодорожной станцией. Через некоторое время так же назвали ближайшую станцию метро и расположенный возле нее столичный книжный рынок. Фигура Петровского, что там ни говори, прочно закрепилась в городской топонимике.

Предсмертный визит в любимый город

Почти двадцать лет бывший «всеукраинский староста» находился в опале, в почетной ссылке. В 1956 г. Хрущев выступил со знаменитым докладом, в котором разоблачил «культ личности Сталина». Начался долгий реабилитационный процесс. Уже основательно подзабытый Петровский получил, наконец, новый стимул к деятельности. Впервые за много лет он навестил «свой» город на Днепре. До опалы, в тридцатых годах, он приезжал сюда чуть ли не каждый год и открывал какие-то важные объекты (например, в 1936 г. детскую железную дорогу).

В мае 1957 г. Петровский уже ничего не открывал. Он просто откликнулся на приглашение посетить завод своего имени, отмечавший тогда свое 70-летие. Выступил во Дворце Ильича, пришел на свой завод, ходил по цехам, разговаривал с рабочими. В местной партийной школе поделился с воспоминаниями о В.И. Ленине. Познакомился с экспозицией исторического музея имени Д.И. Яворницкого.

Сохранилась интересная фотография, где престарелый Петровский произносит речь, а рядом сидит молодой Владимир Щербицкий – будущий лидер Украины. А в центре – модель скульптуры Богдана Хмельницкого с булавой. Такое себе «собрание вождей».

Конец пятидесятых годов ХХ века. Хрущевская «оттепель». Сталинская эпоха медленно уходила в прошлое со всеми ее действующими лицами. Даже внешне Петровский смотрелся уже довольно экзотично – с его бородкой. Такие модно было носить в 1920 – 1930-е гг. по ленинскому образцу. Такие были у Ленина, Троцкого, Бухарина, давно сошедших в могилу. Меньше чем через год, 9 января 1958 г., Григорий Иванович Петровский тихо умер в Москве. Он не дожил несколько дней до своего восьмидесятилетия. Урну с его прахом захоронили в Кремлевской стене – самом почетном некрополе СССР.

После смерти Петровского в Кайдаках, в доме, где он жил и занимался подпольной деятельностью до революции, открыли мемориальный музей. В 1977 г. в его честь назвали Привокзальную площадь. А годом раньше перед железнодорожным вокзалом поставили памятник. Правда, стоит он спиной к приезжающим, и гости города часто принимают Петровского за… Ленина.

Такова краткая биография человека, в честь которого в 1926 г. назван Екатеринослав. Согласно велению эпохи, в его жизни тесно переплелись темные и светлые стороны. «Всеукраинский староста» до конца так и не вписался в тот режим, что был построен и его собственными руками. Г.И. Петровский пережил «великие чистки» тридцатых годов. Цена сохранения жизни оказалась слишком высокой: смерть детей, падение с государственного Олимпа и многолетнее существование как бы в полузабытье. Не «в ногу с эпохой», а параллельно с новыми временами нашей истории. Петровский все-таки успел услышать доклад Хрущева, увидеть качественный поворот в политике государства и умер двумя годами позже. Личность Петровского трудно назвать успешной, скорее трагичной. Это был, безусловно, талантливый менеджер, убежденный сторонник социалистической идеи, прошедший ссылки и тюрьмы, но и он не выдержал испытания тоталитарным режимом. Фамилия Петровского – вторая часть в «сложном имени» города – как символ советской эпохи, в которую, собственно, и состоялся нынешний Днепропетровск.

Максим КАВУН

Предоставлено: Недвижимость в движении


Текстовая версия сайта Версия для iPhone Версия для Android Gorod.dp.ua на Facebook 34-й телеканал Газета Сегодня
copyright © gorod.dp.ua, ЧАО «Сегодня Мультимедиа»
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с разрешения владельца.

О проекте :: Реклама на сайте